28/05/2017

Глава 12: Дальнейшие планы

Ангус очнулся и сразу почувствовал легкую тошноту – такое неприятное состояние наступает, если выпить больше, чем следовало. Он сглотнул, медленно открыл глаза и увидел все ту же барную стойку. Оторвав голову от рук, он понял, что задремал на том же самом месте, на котором опрокинул несколько последних рюмок, явно лишних. “Чертов алкоголь”, – подумал доктор, протирая глаза и двигая свой стакан в зону грязной посуды. Механическая рука не заставила себя долго ждать – стакан мгновенно отправился на мойку.

Доктор встал и направился к кулеру с водой. В горле совсем пересохло, поэтому он не стал пользоваться голосовым управлением, и нажал на сенсорную кнопку с надписью “Вода”. Получив стакан, он жадно выпил его содержимое, почувствовав приятную прохладу, которая смочила горло и спустилась в желудок. Допив, Ангус облегченно вздохнул, постоял несколько секунд и заказал еще воды.

Вдоволь напившись и немного придя в себя, он осмотрелся вокруг. В столовой царил приятный полумрак, и свет исходил только со стороны барной стойки. Полумрак и алкоголь – неплохое сочетание, чтобы заснуть там, где пьешь. Ангус усмехнулся от этой мысли и бросил взгляд в иллюминатор – на улице было темно. Значит, сейчас далеко заполночь, но и рассвет нескоро. Навскидку, час ночи или даже половина второго. Планшета при себе не было, так что точное время узнать не получится. В принципе, оно и не нужно.

Хрустнув затекшей шеей, Ангус подошел к иллюминатору и начал всматриваться в темноту в поисках доставившего им неприятности титана. Однако, того рядом уже не было. Более того, Ангус совершенно ничего не увидел, будто в окрестностях базы не было ни одного живого существа, и этот факт показался ему странным. Он подошел к другому иллюминатору и посмотрел в него тоже, как будто в нем могла открываться совершенно другая картина. Само собой, на этот раз он тоже ничего не увидел.

Доктор поднес руку к затылку и начал стимулировать свой ум недоуменным почесыванием. Затем он медленно повернул голову к барной стойке и наткнулся взглядом на мирно лежащие на ней очки. Проклиная себя и чертов алкоголь, который делает его тупее, Ангус схватил очки и надел их – так должно быть гораздо лучше, ведь с их помощью его взгляд будет способен выцеплять силуэты теплокровных животных из темноты.

Ангус вернулся к иллюминатору, снова посмотрел в него и резко отпрянул от неожиданности. Прямо перед ним, как раз в тот момент, когда он выглянул, проскочил волк и направился в сторону, где должен был находиться поврежденный титаном ровер. Ангус перевел дух и снова выглянул – титана действительно уже не было рядом, зато была целая стая волков. Видимо, их привлекал запах крови, следы которой остались на одной из коек ровера. Доктор бросил быстрый взгляд в другие стороны. Неподалеку, за деревьями, спокойно проходило небольшое семейство лосей, которые даже не подозревали о находящихся рядом хищниках. Подальше, в чаще леса, бродил в поисках добычи и ломал ветки титан. Также доктор заметил в лесу стаю незнакомых и не особо крупных существ – как минимум, он не смог опознать их по силуэтам. Впрочем, его не смутил этот факт – наверняка Деметрион, как и Земля, очень богат на различные виды животных.

Единственный факт, который смущал доктора – наличие стаи волков прямо под боком. На улицу выходить было совершенно небезопасно, поэтому просто жизненно необходимо проникнуть в командный пункт и включить защитный купол.

Но не сейчас. Сейчас нужно вернуться к себе в комнату и постараться выспаться, потому что все договорились встретиться в столовой в восемь утра. Ангус поднялся на жилой этаж, зашел в свою комнату и сразу же нашел планшет – на часах было 1:48. Чуть больше, чем через шесть часов нужно уже быть внизу, а это значит, что, с учетом водных процедур, поспать получится от силы пять с половиной часов.

Ангус положил очки на прикроватную тумбу, снял комбинезон и зашел в ванную комнату, по пути захватив полотенце. Затем он открыл кран, умылся холодной водой и облокотился на раковину, смотря на свое отражение в зеркале. Его не покидала мысль о волках. Не нравилось, что они крутятся вокруг базы. А что, если они прекрасно понимают, что легкая добыча находится прямо здесь, за стеной? Крепко ли затворены двери медицинского корпуса, где лежит и восстанавливается Барни?

Проклиная себя за свою паранойю, доктор вышел из ванной, снова надел комбинезон, и, спустившись на первый этаж, направился через переход в медицинский корпус. Примерно посередине между корпусами переход имел ответвление, закрытое дверью, и Ангус на секунду остановился напротив, пытаясь вспомнить, куда мог вести этот проход. Однако, вспомнить так и не удалось, и он решил не терять времени. Оказавшись внутри медицинского корпуса, он проследовал в отсек, где лежал Барни, чтобы проверить его состояние.

К телу Барни было подключено множество датчиков – Ангус не разбирался в их назначении, но сделал вывод, что с больным все хорошо, потому что все графики на аппаратуре были зеленые. Пульс, дыхание и температура также были в норме. Ангус не смог совладать с любопытством и нагнулся, чтобы рассмотреть рану на шее Барни, однако, от укусов уже не осталось и следа – безусловно, Айзек знал свое дело и хорошо постарался. С другой стороны, постарался и организм Барни, который погрузился в кратковременную восстановительную кому.

Доктор наконец оторвал взгляд от Барни, вышел из отсека и подошел к внешним дверям корпуса. Надев захваченные с собой очки, он посмотрел в иллюминатор. Ровер, или то, что от него осталось, разглядеть так и не получилось, потому что очки не подсвечивали его очертаний. Но волков возле дверей было немало – доктор насчитал пять штук, и неизвестно, сколько еще находится вне поля зрения. Ангус отошел от иллюминатора и осмотрел двери – и с какой стати ему в голову пришла мысль, что они могли быть закрыты ненадежно? Чертова паранойя.

Напоследок вернувшись к Барни и еще раз бросив взгляд на графики, доктор покинул отсек и направился к переходу в столовый корпус, где на втором этаже располагалась его комната. На этот раз он снова остановился напротив ответвления, все еще пытаясь вспомнить, куда ведет этот проход. Ангус посмотрел на указатели на стене – стрелка с надписью “Медицинский корпус” указывала в одну сторону, а другая, с надписью “Столовая / Жилой корпус” – в другую. А что прямо?

Ангус зажмурился и начал массировать глаза пальцами правой руки, будто это могло как-то помочь. А затем он неожиданно хлопнул себя ладонью по лбу, и, в очередной раз проклиная отупляющий его алкоголь, достал из кармана планшет и вывел перед собой голограмму с картой базы, которую он скачал в первый же день пребывания здесь. Немного повертев головой и сориентировавшись на карте, он нашел на ней синюю точку, указывающую его текущее местоположение. Но и на карте назначение корпуса, куда ведет этот проход, указано не было. Странно.

Сердце доктора заколотилось чаще, и он почувствовал еле ощутимый холодок, проходящий по спине. Конечно же, этот проход ведет в командный пункт. Ангус, как один из поверенных корпорации, тщательно ознакомился со всеми данными касательно этой базы, но до этого здесь никогда не был – поэтому сориентировался не сразу. Он сделал неуверенный шаг к двери, затем второй – и она с мягким шипением открылась, показывая длинный и темный коридор. Открытие дверей послужило сигналом, и автоматика самостоятельно включила свет в переходе, однако некоторые из ламп вышли из строя, создавая гнетущий полумрак. В конце коридора не горели сразу несколько ламп подряд, но все-таки можно было заметить дверь со стеклянными вставками, за которой находился командный пункт. Ощущая нарастающее волнение, Ангус глубоко вздохнул и медленно направился вперед. Он сделал несколько шагов и вздрогнул от неожиданного, но мягкого звука – двери за ним закрылись. Автоматика понимала, что в проходе находится человек, поэтому свет оставался включенным.

В голове Ангуса пролетали десятки мыслей, и все на одну тему – почему корпорация предала его? Почему спутники перестали слать ему защитный луч? Что, если вся информация, которой он сам обладал, также является ложной? И, главное на данной момент – что на самом деле находится за той дверью, к которой он приближался?

До двери оставалось несколько метров, и Ангус двигался в полумраке, когда лампа над его головой неожиданно зажглась, освещая все вокруг, а спустя мгновение погасла. Сердце Ангуса заколотилось с бешеной скоростью – ему показалось, что в это мгновение что-то промелькнуло за дверью. Он остановился и, отводя взгляд от двери, прижался спиной к стене, часто дыша. Он хотел развернуться и побежать обратно, но что-то держало его на месте. Он не хотел верить, что корпорация действительно предала его, и ему здесь грозит хотя бы малейшая опасность. Может, на самом деле все идет по плану, и с ним скоро свяжутся?

Немного успокоившись и отдышавшись, он снова бросил взгляд на дверь. Сквозь стеклянные вставки в ней был виден лишь мрак, и пока что оставалось непонятным, что на самом деле за ней находится – командный пункт или какой-нибудь склад. Или что-то еще. Указательным пальцем правой руки поправив очки и с трудом справляясь с собственной паникой, доктор подошел к двери вплотную и начал всматриваться. Его очки не засекали ничего, и это значило, что внутри никого нет. Правда, есть один момент – очки могли засечь только теплокровное животное, и воображение доктора уверяло его, что наверняка внутри все-таки находится либо какой-то хладнокровный охранник, либо вовсе андроид. Он же видел что-то в тот момент, когда лампа резко зажглась.

Ангус сделал шаг назад и внимательно осмотрел дверь. Справа был сканер отпечатка ладони, но он был неактивен. Доктор слегка постучал по нему, но это не помогло. Ангус в задумчивости поднес руку к подбородку и посмотрел вверх – там как раз находился выдвижной сканер, который почему-то никак не просыпался и не собирался сканировать стоящего перед ним человека.

– Эй! – доктор неуверенно изобразил подобие крика, при этом размахивая руками.

К его удивлению, это сработало, и сканер сразу же выдвинулся из потолка и нашел стоящего напротив человека. Процесс сканирования занял не более секунды, а затем сканер моргнул красным и задвинулся обратно – в доступе отказано. Почему-то это вызвало у Ангуса небывалое облегчение, и он развернулся, чтобы пойти обратно. Когда он отошел на пару шагов, злополучная лампа над головой снова зажглась, и доктору, несмотря на то, что дверь находилась за его спиной, снова показалось, что там что-то есть. На этот раз Ангус не выдержал, и, не оборачиваясь, побежал.

Вернувшись в свою комнату, он сразу же закрыл дверь на замок, снял комбинезон и направился в душ. Но, вместо того, чтобы принять водные процедуры, он долго стоял напротив зеркала, облокотившись на раковину. “Что, если все идет по плану, и они еще свяжутся со мной?” – лишь эта мысль крутилась в его голове. Он медленно оторвал руки от раковины, со всей силы сжал их в кулаки и стиснул челюсти.

– Нет, черт возьми, нет! – вдруг крикнул он вслух и ударил в стену впереди себя, чуть не разбив при этом зеркало.

Нельзя быть настолько глупым. Ангус запустил руки в волосы и посмотрел в потолок. Корпорация его предала, и на этом точка. Теперь ему, как и всем остальным, грозит опасность, и теперь эти люди – его друзья. Только объединившись, можно получить хоть какие-либо шансы на выживание, и информация, которой обладал доктор, может оказаться весьма и весьма полезной. Конечно, она также может оказаться ложной, но это уже не важно. Важно лишь то, что теперь Ангус выбрал сторону, на которой желает сражаться.

С этой мыслью он направился спать, так и не приняв душ.

Как и договаривались, в восемь часов утра все собрались в столовой – не было только Айзека. Райтнов сегодня дольше обычного выбирал завтрак, но в итоге склонился к омлету с беконом и томатами и наконец занял свое место за столом.

– А где Айзек? – спросила Эмилия, – не помню, чтобы он раньше опаздывал.
– Он предупредил меня, что слегка задержится, – сказал Гордон, параллельно жуя свою куриную котлету с овощами, – он решил сначала зайти к Барни.
– Понятно, – ответила Эмилия и опустила взгляд. Ей стало немного стыдно за то, что ей самой в голову не пришла эта же идея.

Гордон дожевал, запил водой и продолжил:

– Я хотел пойти с ним, но он сказал, что в этом нет необходимости, и отправил меня на завтрак.

Эмилия снова подняла глаза и посмотрела на доктора, но не решилась задать вопрос. Ангус прочитал это в ее взгляде и сказал:

– С ним все должно быть в порядке. Реакция его организма на полученные повреждения более чем адекватна – он самостоятельно впал в искусственную кому и может пробыть в таком состоянии несколько дней. Это наиболее эффективный способ восстановления после серьезных травм.

Доктор увидел легкую улыбку на лице Эмилии и тоже улыбнулся в ответ. Он хотел было рассказать про свой ночной визит к Барни, про зеленые графики и стабильный пульс, но что-то его остановило. Он понимал, что его ночная прогулка по корпусам может показаться подозрительной и вызвать вопросы, особенно со стороны Райтнова. Ангус бросил на него взгляд – тот размеренно жевал свой омлет и периодически окидывал всех взглядом. Доев содержимое тарелки, он встал и направился к кофе-машине.

– Капучино! – крикнул он издалека.

Реакции не последовало – для экономии энергии машина постоянно была выключена, и включалась только когда кто-то стоял рядом. Райтнов подошел к автомату вплотную, повторил свой заказ и начал постукивать носком ботинка по полу с одинаковым интервалом.

– Капучино, – повторил приятный женский голос, и зашумели ножи.

Спустя десять ударов ботинка Райтнов получил свой напиток и вернулся за стол. Отхлебнув небольшой глоток, он поделился своим наблюдением:

– Сегодня за десять секунд приготовился мой кофе. Наверное, впервые за все время – обычно готовился лишь за двенадцать.

Гордон, наблюдавший за ним все это время, скептически прищурил глаза и ответил:

– Мне кажется, ты неровно считал. У тебя между ударами была слишком большая пауза.
– Значит, эта чертова машина так и не справляется со своими обязанностями, – нарочно серьезно ответил Райтнов и сделал еще один глоток.

Гордон, всегда любивший точность, хотел было позанудствовать и сказать, что со своей прямой задачей машина все же справляется, только делает это чуть дольше, чем заявлено. Но не успел: зашипела дверь перехода, и в столовой появился Айзек, а следом за ним и Барни – живой и почти здоровый.

– Так и не смог его уговорить отдохнуть еще, – сразу снял с себя всю ответственность Айзек.
– Ну, привет, ребята, – сказал “больной” и расплылся в улыбке до ушей, вызвав тем самым бурную и радостную реакцию со стороны обеденного столика.

Несмотря на кажущуюся бодрость, он был еще довольно слаб, и Айзеку приходилось его слегка придерживать. Гордон заметил это и подошел, но Барни сделал уверенный шаг вперед, жестом показывая, что ему не нужна помощь:

– Я правда в порядке, Гордон, – сказал он и хлопнул товарища по плечу.

Барни сел за стол рядом с Эмилией и приветливо ей улыбнулся.

– Как ты себя чувствуешь? – спросил Райтнов.

Барни набрал полные легкие воздуха, чтобы во всех подробностях рассказать о своем прекрасном самочувствии, но вовремя заметил на себе строгий взгляд Айзека.

– Если честно, то хреново, – признался он.

Гордон, сидевший рядом с ним с другой стороны, встал и направился к автомату с едой.

– Чем будешь завтракать? – на ходу бросил он, не оборачиваясь.
– Точно! – обрадовался Барни, – я же, кажется не ужинал вчера. Тогда мне двойную порцию омлета с овощами и куриное филе с картофельными дольками. И воды – очень хочется пить.

Он жадно набросился на принесенную Гордоном еду, и никто не отвлекал его разговорами.

– Так уже лучше, – сказал он, опустошив контейнеры и откидываясь на спинку стула, – я бы сказал, вообще хорошо.

Он окинул всех взглядом и продолжил:

– Ну, кого я должен благодарить за свое спасение? Последнее, что помню – это как я шел в сторону базы, а потом резко устал и прилег отдохнуть.

Барни удивился, что никто не оценил его шутку и не ответил на вопрос, но еще больше удивился, когда Райтнов наконец сказал:

– Ангуса.

Доктор немного смутился и неуверенно ответил:

– Ну… я застрелил другого волка, который хотел тебя попробовать. А первого ты убил сам.

Барни удивленно посмотрел на доктора и с подозрением сказал:

– Я думал, вы не умеете стрелять. Как минимум, вы так сказали тогда, в ангаре.

Ангус проигнорировал это и продолжил свою предыдущую мысль:

– Но на самом деле тебя косвенно спасла сама корпорация, дав твоему организму столько сил и здоровья. Любой другой из нас погиб бы.

Барни окончательно перестал понимать, что происходит, и насторожился. Он посмотрел на Райтнова, на Гордона – но их лица выражали абсолютную серьезность. Барни глянул на Эмилию, но и ее лицо никак не говорило о том, что это шутка, и ребята решили его разыграть. Все ожидали, что доктор повторит свой рассказ и напряженно молчали, но и Ангус молчал.

– Какая корпорация? – наконец спросил Барни, – вы там что, грибов заодно в лесу насобирали? Они еще остались?

Эмилия не выдержала и первая рассмеялась, и ее примеру последовали и другие, не обращая внимание на витающее в воздухе напряжение. Однако, затем доктору все же пришлось повторить свой рассказ. Барни внимательно слушал, кивал головой, и казалось, что он ничему даже не удивляется. Будто так и должно быть.

– Тебя это не удивляет? – спросил доктор, так и не дождавшись ожидаемой реакции.
– А это поможет? – спросил в ответ Барни, – я должен уже быть трупом, но я жив. Титанов быть не должно, но они есть. Проблем у нас тоже быть не должно, но они тоже есть. Давайте тогда работать с фактами.
– Это хорошая позиция, – оценил такой ответ Ангус, – с таким настроем у нас есть все шансы выбраться из этой задницы. Отныне, я буду делиться с вами всей информацией, которая мне известна.

Райтнов молча кивнул. Пожалуй, информация сейчас – самый ценный ресурс и самое мощное оружие. Впрочем, как и всегда.

– Есть тут, правда, кое-что, что по-настоящему хреново, – задумчиво произнес Барни и окинул всех взглядом, – то, что вы все – преступники.

Затем он ткнул пальцем в Гордона и Райтнова.

– А особенно ты и ты. Вы опасные ребята.

“Опасные ребята” одобрительно улыбнулись – им определенно нравился его настрой. Еще накануне он был на волоске от смерти, а минуту назад узнал то, что обычного человека выбило бы из колеи, и все же он оставался тем самым старым добрым Барни, которого все любили за чувство юмора, надежность и способность преодолевать любые сложности.

И все же, было заметно, что в его голове крутится множество мыслей по поводу сложившейся ситуации. Как и у всех остальных.

– Интересно, что там с ровером, – сказал Райтнов.
– Мы уже посмотрели, – доложил Айзек, – пока понятно только то, что он лежит на крыше. Сложно судить о характере повреждений.
– Выходить и смотреть мы точно пока что не будем, – отрезал Гордон, и Райтнов опустил глаза, все еще считая себя виновным в произошедшем.

– Ну так давайте проникнем в командный пункт и включим этот чертов купол, – предложил Барни, – и как минимум защитим себя от всяких хищников. Это будет нашим первым шагом на пути отсюда.
– Обязательно включим, – серьезно сказал Гордон, глядя на него, – но без тебя, ты уж извини.
– Поддерживаю, – согласился Айзек, – ты еле на ногах держишься.

Барни возмущенно на них посмотрел и собирался встать, чтобы показать всем всю уверенность своей походки, но Эмилия положила руку ему на плечо и мягко произнесла:

– Ты нам еще пригодишься, но сначала тебе действительно нужно набраться сил.
– Они правы, Барни, – тихо сказал доктор, – ты можешь заниматься делами по мере возможностей и долго испытывать недомогание, а можешь дать себе отдых и восстановиться за пару дней. Сейчас мы сами справимся, но потом ты будешь нам нужен.

Барни все же не был согласен в полной мере, так как ощущал прилив сил после завтрака, но все же решил прислушаться к гласу рассудка:

– Ну хорошо, уговорили. Надеюсь, мне больше не надо подключаться ко всем этим приборам?
– Да, ты можешь отдохнуть у себя в комнате, – кивнул Айзек.

Барни глубоко вздохнул, еще раз окинул всех взглядом и сказал:

– Еще раз спасибо, ребята. Живым быть гораздо лучше, чем мертвым.

Он встал и направился на второй этаж – Гордон проводил его. Все остальные вышли из столовой и встретили Гордона, когда он спускался по лестнице.

– Ну, давайте глянем на этот командный пункт, – сказал Райтнов и направился вперед по переходу.

Дойдя до ответвления, они остановились. В коридоре по-прежнему было только два указателя – к столовой и к медицинскому корпусу. Райтнов достал из кармана планшет, вывел перед собой проекцию карты и начал рассматривать ее. Ангус с ухмылкой вспомнил свое ночное тугодумие и снова проклял выпивку. Сориентировавшись на карте и найдя отмеченное синей точкой текущее местоположение, Райтнов ткнул пальцем в проекцию. Он показывал на корпус, назначение которого отмечено не было, и, судя по карте, ответвление вело как раз к нему.

– Видимо, нам сюда, – сказал он и уверенно шагнул вперед.

Дверь с мягким шипением ушла в стену, открывая уже знакомый доктору проход. Часть ламп по-прежнему не горела, создавая зловещую атмосферу. Ангус еще раз вспомнил свою ночную вылазку и ощутил нарастающее волнение и учащенное сердцебиение, несмотря на то, что сейчас он был не один.

– Атмосферненько, – сказала Эмилия.

Они направились вперед, прямо ко входу в командный пункт. К той двери со стеклянными вставками, за которой Ангус ночью видел что-то. Неожиданно одна из ламп, когда ребята проходили прямо под ней, потухла, создавая еще более мрачную атмосферу. Доктор громко и прерывисто дышал, все сильнее волнуясь.

– Все в порядке? – спросил его Райтнов, – клаустрофобия?
– Нет-нет, все хорошо, – быстро ответил он, стараясь казаться максимально спокойным и даже улыбнулся.

Когда они подошли к двери вплотную, из потолка над ней выдвинулся сканер, быстро обнаружил всех стоявших перед ним людей и принялся за работу. Закончив сканирование, он отрицательно моргнул красным и вернулся в свой разъем.

– Не признал, – озвучил очевидное Айзек.

Гордон начал в раздумьях поглаживать бороду, а Райтнов скрестил руки на груди. Ангус принялся почесывать затылок, тем самым показывая, что тоже поглощен мыслительным процессом.

– Как же нам туда попасть? – спросила Эмилия, поза которой никак не выдавала того факта, что она тоже находится в раздумьях.

Райтнов окинул взглядом дверь. Нет, выломать ее никак не получится – она изготовлена из современных высокопрочных материалов. Он высказал это предположение вслух, но вдруг сам же навел себя на другую мысль:

– Подождите, – сказал он и дотронулся до двери, – а что значит “современный”? Я никогда особо не интересовался всякими сплавами и материалами, но почему-то этот материал мне знаком. Хоть убей, не помню его названия, но это что-то легкое и сверхпрочное.
– И очень термостойкое, – добавил доктор.

Райтнов внимательно на него посмотрел.

– Как я уже упомянул, я не буду скрывать от вас никакую информацию, – продолжал Ангус, – к сожалению, и я не помню названия этого материала, так как я тоже не слежу за сферой производства. Однако, ты прав – это новейший материал, который изначально был изобретен чуть более десяти лет назад, и с тех пор постоянно совершенствовался. Даже звездолет, на котором мы сюда прибыли, частично состоит из него.
– Почему я это вспомнил, если корпорация покопалась в моей голове?
– Ну, человеческий мозг до сих пор слабо изучен, – улыбнулся доктор, – можно вживить определенные воспоминания и даже навыки, но все это будет базироваться на том, что мозгу уже известно. И ваши собственные воспоминания вовсе не стерты, просто мозгу теперь немного сложнее до них добраться. Однако, если он разгадает принцип, по которому ваши знания замещены – а он вполне способен это сделать – вы вспомните все.

Теперь уже и Эмилия скрестила руки на груди, все-таки выдав свой мыслительный процесс.

– Впечатляет, – задумчиво сказал Райтнов, – так сколько лет этой базе?
– Она была построена четыре года назад.

Райтнов отвернулся и еще раз прикоснулся к двери. За ней, внутри командного пункта, не горел свет, поэтому рассмотреть что-то не представлялось возможным. Недолго думая, он снова достал планшет и включил фонарик, однако современные материалы показали еще одну свою особенность – стекло слабо пропускало свет снаружи.

– Давайте мыслить логически, – предложил Айзек, – что необходимо этому современному сканеру, чтобы успокоиться и открыть нам дверь?
– Это военная база, – сказал Райтнов, – думаю, что-то военное и нужно.
– Но что? – не понимала Эмилия, – униформа, автомат? Что поможет нам попасть внутрь?

Она вопросительно посмотрела на доктора, но тот лишь пожал плечами – он и сам не знал, как открыть эту дверь. Эта часть не попала в инструктаж, и Ангус в очередной раз убедился, что и от него была скрыта масса информации.

– А тебе, Ангус, говорили про эту базу, верно? – спросил Райтнов, не оборачиваясь.

Доктор, не понимая, к чему он клонит, немного помедлил с ответом.

– Ну да, а также дали ознакомиться с картой и некоторой дополнительной информацией. Например, что ее построили не пятьдесят лет назад, а всего четыре, и что она может генерировать защитный купол. Но ничего, что могло бы нам помочь в данной ситуации.

Райтнов, все еще не оборачиваясь, медленно убрал планшет обратно в карман.

– Не зря же на ней так акцентировали внимание. Это же эксперимент, и вряд ли нас лишили бы возможности пробраться за эту дверь. Где-то должен быть ключ.
– Есть идеи, где искать? – спросил доктор.

Райтнов наконец повернулся лицом к товарищам, и, глядя доктору в глаза, спокойно произнес:

– Барни. Он – ключ к этой двери.

Ангус открыл рот и хлопнул себя по лбу – как же он сам до этого не догадался?

Далее – Глава 13: Командный пункт

comments powered by Disqus