08/06/2017

Глава 13: Командный пункт

Райтнов постучал в дверь, но ответа не последовало. Он постучал сильнее, но снова безрезультатно. Они стояли напротив входа в комнату Барни, но тот по каким-то причинам не хотел открывать. Или не мог.

– С ним все в порядке? – с тревогой в голосе спросила Эмилия, глядя на Айзека. Тот стоял с растерянным видом и только пожал плечами.

– Надо выламывать, – сказал Гордон и сделал два шага назад, чтобы как следует замахнуться ногой.

Он оценивающе взглянул на дверь и наметил себе место для удара примерно по ее центру. Двери жилых комнат имели менее двух сантиметров в толщину – они изготавливались из легких материалов, которые хорошо изолируют звук, но высокой прочностью вовсе не отличаются. Это было сделано с расчетом на то, что в обычных ситуациях колонистам не должны угрожать никакие опасности в пределах корпусов, и в случае необходимости, например, как сейчас, дверь можно было бы без особых усилий выломать как изнутри, так и снаружи. Конечно, пометка «в обычных ситуациях» звучит не очень убедительно, но до сих пор не было зафиксировано ни одного случая ситуаций необычных. В конце концов, если бы по корпусу ходило нечто, способное пожирать колонистов, то в просиживании задницы в закрытой комнате не было никаких долгосрочных перспектив.

Гордон уже был готов к удару, когда Райтнов резко его остановил, подняв руку. Другой рукой он достал из кармана планшет и вывел перед собой проекцию карты – синяя точка по-прежнему указывала текущее местоположение. Райтнов увеличил масштаб и переключил режим, и синяя точка уступила место пяти зеленым, четыре из которых отображались по одну сторону двери – снаружи, – а последняя была внутри комнаты.

– Он там. Попробуем еще кое-что перед тем, как ломать дверь.

Райтнов ткнул пальцем в точку, находящуюся внутри комнаты, и выбрал пункт “Позвонить” в контекстном меню. Пару секунд ничего не происходило, а затем из-за двери раздался грохот, и она резко открылась.

– Слава богу, с тобой все в порядке, – сказала с облегченным вздохом Эмилия.

Волосы Барни были слегка растрепаны, и сам он выглядел сонным. Он молча стоял и некоторое время переводил непонимающий взгляд между товарищами, пытаясь понять, что происходит.

– Вы такие неопределенные, ребята, – сказал он наконец, – то спать иди, то вставай. Прямо как кошка в дверях.
– Что это был за грохот? – спросил Айзек, – как ты себя чувствуешь?

Барни на мгновение задумался, а затем расхохотался, отходя чуть в сторону и показывая наушники, которые лежали на полу рядом с кроватью.

– Я просто решил послушать музыку, – сказал он, – и задремал под нее. И тут кто-то начал мне звонить, вот я и вскочил от неожиданности. Кстати, который час?
– Как раз время обеда, – обрадовал его Райтнов, – спустишься?

Барни не заставил себя долго ждать и спустился еще до того, как остальные сели за стол. Он выглядел значительно лучше, чем утром, и теперь совсем нельзя было сказать, будто он еле держится на ногах. Айзек не переставал поражаться скорости, с которой его организм восстанавливается.

– Час дня, ребята, – сказал Барни, занимая свое место за столом, – вы продержались без меня всего пять часов.

Гордон слегка улыбнулся и встретился взглядом с Райтновом, который тоже едва сдерживал смех, а затем они оба расхохотались.

– На самом деле, друг, и того меньше, – сказал Гордон, – нам оказалась нужна твоя помощь сразу же, как мы отправили тебя спать. Просто мы решили дать тебе отдохнуть, а сами гуляли по базе и осматривались все это время.
– А что случилось?

Райтнов рассказал ему об их попытке проникнуть в командный пункт и о двери со сканером, не забыв также указать настоящий возраст базы. Барни внимательно его выслушал, а затем скептически покачал головой:

– Почему вы считаете, что я смогу открыть дверь? Я такой же колонист, как и вы.
– Ну, не совсем, – заметил Гордон, делая глоток воды.

Барни уперся локтями в стол и положил подбородок на кулаки. Он прекрасно помнил, что все свои физические особенности он получил от той же корпорации, которая построила эту базу, но эта мысль вызывала у него лишь отторжение.

– У меня есть подозрение, что это генетический сканер, – сказал доктор, – поэтому думаем, что твои измененные гены и будут ключом.

Барни сильно сжал челюсти, но никто этого не заметил из-за его густой бороды. Ему хотелось встать и послать все к чертям. Ему не нравилось, что кто-то покопался не только в его голове, но и в генетическом коде. Он – уже не тот человек, которым себя помнит.

Однако, он сдержал себя в руках, понимая, что доктор вполне может оказаться прав. Как бы там ни было на самом деле, этого уже не изменить, и работать нужно с тем, что имеешь. Барни несколько раз глубоко и медленно вздохнул, успокаивая себя, а затем откинулся на спинку стула.

– Понимаю, – сказал он, глядя Ангусу в глаза, – проверим это сразу после обеда.

Затем он встал, направился к кофе-машине, и спустя тридцать секунд вернулся с двумя стаканами капучино – один из них он поставил напротив Райтнова.

– Читаешь мои мысли, – сказал тот.

Барни криво усмехнулся и сделал небольшой глоток.

– Искренне надеюсь, что хоть эта способность не вживленная.

Райтнов тоже слегка усмехнулся. Он понимал переживания товарища по поводу естественности его организма, но не знал, как лучше его поддержать. Но, как минимум, сила духа Барни – это его настоящая черта, которая всегда была при нем. Он справится.

– Ну, самое время пойти проверить? – сказал Барни, когда все закончили кушать.

Ангус снова начал чувствовать нарастающее волнение. Конечно, далеко не факт, что их теория сработает, и упрямая дверь откроется перед Барни, но вероятность такого исхода существует. Он был уверен в том, что действительно видел что-то за дверью, но не решался сказать о своей ночной прогулке, опасаясь новых подозрений к себе.

– Ангус, ты идешь? – услышал он голос Райтнова.

Он посмотрел в сторону выхода и понял, что все уже стоят там и ждут его.

– Алекс… – тихо сказал он.
– Что?
– Я должен кое-что сказать. Вернитесь, пожалуйста, это буквально на пять минут.

Райтнов переглянулся с Гордоном – тот лишь пожал плечами. Когда они вернулись за стол, доктор повторил:

– Я должен вам кое-что сказать.

Он не знал, с чего начать, поэтому на секунду запнулся, а потом сказал все, как есть:

– Я был в проходе этой ночью и видел что-то за дверью.

Он ожидал вопросов, но Райтнов молчал и спокойно смотрел на него.

– Когда я уже приближался к двери, – продолжал Ангус, – над моей головой резко зажглась лампа, и в это мгновение я что-то увидел там, за стеклом. Нам нужно быть готовыми ко всему и не следует идти туда, не вооружившись.

Райтнов нахмурил брови – этот факт не мог радовать. Не хватало только, чтобы и в пределах корпусов им угрожала опасность. Он перевел взгляд на Барни – тот почесывал подбородок правой рукой и смотрел куда-то в центр стола. Вот ему-то уж точно не хочется снова попасть в какую-нибудь передрягу.

– Вернемся в ангар, – предложил Гордон, – и заберем оружие из ровера. У нас осталось по пять автоматов и пистолетов.
– Да, нам определенно нужно попасть за эту дверь, – согласился Райтнов, – иначе мы просто будем топтаться на месте. Пойдемте в ангар.

Он встал, и все остальные последовали его примеру. Доктор удивился отсутствию вопросов, но на всякий случай придержал Райтнова за плечо и сказал:

– Алекс, я не хочу, чтобы ты меня подозревал. В ту ночь я выпил больше, чем следовало, и задремал прямо на барной стойке. Когда я очнулся и выглянул в иллюминатор, то увидел нескольких волков рядом со входом в медицинский корпус. Почему-то я решил сходить туда и проверить, надежно ли закрыты двери, а заодно проверить, как там Барни. Знаю, это выглядит глупо, но тогда я об этом не думал. А на обратном пути, когда я уже собирался вернуться в свою комнату, я обратил внимание на этот проход и вспомнил, куда он ведет. Однако, внутрь попасть не смог.

Райтнов смотрел на него несколько секунд, тем самым вызывая у того еще большее напряжение, но затем утвердительно кивнул головой и хлопнул его по плечу:

– Я верю тебе, док. Пойдем.

Оказавшись в ангаре, Гордон направился к одиноко стоящему в парковочной зоне роверу, чтобы достать из него оружие. Он уже открыл дверь и собирался забраться внутрь, но вдруг остановился, развернулся и задумчиво окинул взглядом остальных.

– Теперь у нас только один ровер, – сказал он.

Потеря одного транспортного средства означала также потерю четырех посадочных мест. Да, в уцелевший ровер при соответствующих стараниях можно было бы запихнуть еще одного человека, но какой в этом смысл? Когда они уедут, оставшемуся не останется ничего, кроме как залезть в перевернутый ровер, пристегнуться ремнями, находясь вверх тормашками, и представлять, будто он едет следом.

– А вдруг удастся починить второй? – предположила Эмилия.
– Не думайте пока об этом, – махнул рукой Барни и, отодвигая Гордона, сам залез в ровер.

Оказавшись внутри, он продолжал что-то говорить, но снаружи был слышен лишь приглушенный гул, поэтому разобрать слов было невозможно.

– ...по мере их поступления, – наконец услышали они, когда голова Барни снова показалась, – сейчас нам нужно только включить купол, а дальше видно будет.

В руках он держал два автомата, один из которых сразу же вручил Гордону, и четыре пистолета.

– Мы с Гордоном возьмем автоматы и пойдем первыми, – сказал он, – а остальным лучше вооружиться пистолетами, так как пространства не очень много, и с ними будет удобнее.

Когда все оказались вооружены, Барни молча начал диагностировать свой автомат, подавая остальным пример. Как и следовало ожидать, диагностика ни у кого не выявила проблем, и Барни заключил:

– А теперь можно и выдвигаться.

С оружием в руках, они направились в столовую, чтобы затем проследовать в командный пункт. Гордон и Барни, как двое наиболее подготовленных, шли впереди колонны и гордо держали в руках автоматы.

– Не хватает какой-нибудь драматической музыки, – усмехнулся Барни, – шестеро вооруженных ребят идут открывать дверь.
– Ага, – согласился Гордон, – что-нибудь вроде имперского марша.

Когда они проходили мимо кофе-машины, Барни решил подшутить над Райтновом на тему его пристрастия к этому напитку.

– Эй, Алекс, не хочешь немного капучино?
– Капучино, – повторил чей-то голос. Почему-то женский.

Барни не учел, что кофе-машина автоматически включилась, реагируя на проходящего мимо человека. Распознав команду, послушная машина принялась за приготовление напитка.

– Придется, – грустно сказал Райтнов.

Движение колонны приостановилось на двенадцать секунд, ожидая, пока он заберет свой кофе, уже второй раз за день заботливо заказанный товарищем. Райтнов переложил пистолет в левую руку, а в правую взял теплый стакан.

Спустя пару минут они оказались у ответвления с указателями.

– Нам сюда, – сказал Гордон, указывая на дверь.
– Все готовы? – спросил Барни, окидывая остальных взглядом.

Райтнов сделал очередной глоток кофе и обнаружил, что все смотрят на него. Он быстро обвел товарищей удивленным взглядом, а затем посмотрел на стакан в своей правой руке. Потом сделал еще один глоток, поставил стакан на пол, и, перекладывая пистолет обратно в правую руку, сказал:

– Я готов.

Дверь с легким шипением ушла в стену, открывая длинный темный коридор. Несколько ламп в его конце по-прежнему не горели. С учетом рассказа доктора могло показаться, что какое-нибудь существо готово появиться из ниоткуда и напасть на них прямо здесь, но это была лишь игра воображения. Барни уверенно шагнул вперед и направился к сканеру.

– Погоди, – остановил его Гордон, когда они уже подходили, – постой пока здесь.

Барни остановился и пропустил всех вперед. Гордон, двигаясь вдоль стены, подошел вплотную к двери и остановился в углу. Райтнов последовал его примеру и занял угол напротив, а все остальные стояли чуть поодаль, держа оружие наготове. Сканер, почувствовав движение и заметив двух подошедших людей, выдвинулся и принялся за работу. Просканировав сначала Райтнова, а затем Гордона, он моргнул красным и спрятался в своем разъеме – как и следовало ожидать.

Удостоверившись, что все заняли позиции и готовы, Гордон подмигнул Барни – тот протиснулся между Айзеком и Эмилией и встал напротив двери. Сканер не выдвигался. Барни, держа автомат перед собой и целясь в центр двери, сделал медленный шаг и оказался в полутора метрах от двери, но сканер по-прежнему не хотел выдвигаться.

– Ну и? – спросил Барни, не опуская автомата.

Гордон оторвался от прицела, слегка опустил автомат и посмотрел наверх.

– Что будем делать? – Барни тоже поднял глаза, выискивая взглядом сканер. Однако, потолок был настолько ровным, что нельзя было даже предположить, будто из него что-то выдвигается.
– Кажется, я знаю, что делать, – сказал Ангус и подошел поближе, – готовы?

Когда все прицелы вновь были направлены на дверь, он подошел еще ближе и начал активно махать руками, готовясь в каждую секунду ретироваться и спрятаться за спинами товарищей – чтобы не мешать обзору или даже огню. Это сработало в прошлый раз, но, к удивлению доктора, сейчас сканер по-прежнему оставался в разъеме и упрямо не хотел работать.

– Это уже слишком, – разозлился Барни и пнул по двери ботинком.

Видимо, сканер тоже посчитал, что это уже слишком, поэтому наконец выдвинулся и принялся за поиски обидчика своей двери. Первыми снова были просканированы Райтнов и Гордон, так как они стояли ближе всех. Сканирование каждого заняло долю секунды, но по-прежнему дало отрицательные результаты. Наконец, сканер повернулся к Барни и начал его внимательно разглядывать, – дольше, чем остальных – а затем скрылся. Так и не моргнув ни красным, ни зеленым.

Райтнов опустил ствол пистолета в пол и озадаченно посмотрел на потолок – в то место, куда только что спрятался злополучный и привередливый сканер. Он потерялся в догадках и совершенно не понимал, что происходит. До тех пор, пока за дверью не загорелись лампы, освещая командный пункт.

– Получилось? – неуверенно спросил он и на всякий случай вновь поднял пистолет.

Однако, дверь и не собиралась открываться. Райтнов заметил какое-то свечение за плечом и обернулся – сканер отпечатка ладони активировался и приглашал приложить руку.

– Тут есть второй фактор, – сказал Алекс и слегка отодвинулся.

Барни почувствовал легкое возбуждение и холодок, пробегающий по спине. Теория Райтнова сработала, и теперь их отделял лишь шаг от того, чтобы проникнуть в главный корпус базы, найти много интересного и включить, наконец, этот проклятый купол. Он посмотрел на Гордона и понял, что тот испытывает схожие эмоции.

Ангус медленно подошел к двери и, уткнувшись лбом в стекло, начал рассматривать то, что находится за ней. Это была довольно большая комната, по размерам не уступающая столовой, а может, даже превосходящая ее. Полы были темного цвета и без какой-либо текстуры, но в центре комнаты, как раз напротив входа, был отмечен большой бледно-желтый круг, назначение которого было непонятно. Рядом находился средних размеров прямоугольный дисплей, и Ангус предположил, что он как-то связан с кругом. В левой и правой частях комнаты находилось множество рабочих станций, а стены в некоторых местах были увешаны большими экранами. В общем, командный пункт на этой базе выглядел ровным счетом так же, как и все командные пункты на всех других базах. Также Ангус обратил внимание на еще одну дверь, которая находилась за желтым кругом. Он не знал, куда она ведет.

Райтнов подошел к Барни и положил руку ему на плечо. Барни посмотрел ему в глаза, а затем его взгляд скользнул за спину товарища – туда, где на стене слегка светился сканер отпечатка ладони. Медленными шагами он подошел к двери, снял правую руку с рукояти автомата и медленно повел ее к указанной области. Ангус отошел от двери и встал рядом с Райтновом.

– Есть что-нибудь? – спросил тот.

Ангус отрицательно покачал головой.

– Ничего не заметил. Но давайте все равно будем осторожны.

Барни остановил руку в десяти сантиметрах от сканера и посмотрел на Гордона.

– Я готов, – тихо сказал тот и вскинул автомат.

Рука резко преодолела оставшееся расстояние и надавила на дисплей. Процесс распознавания занял сотую долю секунды, и двери быстро открылись, пропуская гостей внутрь. Барни держал автомат наготове, и сердце его сильно колотилось. Но совсем не от страха, что они встретят здесь что-то враждебное, – это была эйфория от того, что они наконец проникли в главный корпус базы и, вероятно, смогут получить еще какие-то ответы.

Гордон и Барни одновременно сделали маленький шаг вперед и оказались на пороге, ведя перекрестный обзор комнаты. Оказавшись внутри, они отвернулись друг от друга и вдоль стен направились к противоположным углам, обходя комнату по периметру. Остальные остались в дверях, готовые в случае чего прийти на помощь.

Барни двигался медленно и аккуратно, заглядывая под каждый стол – то же самое делал и Гордон, однако никто из них не заметил ничего подозрительного.

– Ничего нет, – сказал Барни, опуская автомат и ставя его на предохранитель.

Остальные зашли внутрь и встали в центре комнаты, но на желтый круг никто наступать не желал.

– Что это такое? – спросил Гордон, указывая на него.
– Не знаю, но наверняка это как-то связано с дисплеем, – ответил Ангус и подошел поближе.

К его удивлению, дисплей был активен и предлагал выполнить одно из предложенных действий. Доктор некоторое время читал названия команд и пытался предположить их смысл, а затем его лицо растянулось в удивлении, будто там была написана тайна создания вселенной.

– Это же…

Не договорив, он ткнул в дисплей пальцем. Желтый круг на полу начал подсвечиваться, постепенно становясь все ярче.

– Это что, плита? – испугался Барни и отошел подальше.
– Нет же, – серьезно ответил доктор, – как вы не понимаете?

Круг стал уже довольно ярким, сильнее подчеркивая контраст с остальной частью пола. Никто не понял, почему доктор вдруг решил, что для всех назначение круга сразу станет очевидным, несмотря на то, что перед дисплеем стоит он один.

Ребята недоуменно переглядывались между собой, пока Ангус внимательно смотрел на этот круг и будто чего-то ожидал. Когда круг набрал достаточную яркость, на нем начали появляться едва различимые блоки, которые с каждой секундой становились все отчетливее и объемнее. Один из них был поразительно похож на ангар, а другой – на медицинский корпус, только гораздо меньше по размерам.

– Черт побери, – сказал Райтнов, обрадовавшись, – это же наша база.
– А я вам о чем! – воодушевленно бросил доктор, отходя от дисплея и обходя вокруг.

Голограмма была очень похожа на ту, которую Райтнов уже видел в ангаре некоторое время назад. Он немного обошел модель базы, чтобы оказаться ближе к медицинскому корпусу, и начал всматриваться в проекцию. Детализация вновь была на высшем уровне – с высокой точностью прорисовывался не только перевернутый ровер, но и несколько волков, которые по-прежнему рыскали вокруг. Подсветка круга создавала превосходный контраст, и хищников было хорошо заметно, а желтый цвет, судя по всему, означал окружающие базу пески.

Гордон, стоявший напротив ангара, подошел поближе, поднес к нему руку и слегка повел в сторону. Голограмма начала прокручиваться вокруг своей оси, и когда перевернутый ровер оказался перед его глазами, Гордон остановил вращение и начал вглядываться в надежде диагностировать повреждения по проекции. Эмилия предположила, что на этом жесты не заканчиваются, поднесла руку к роверу и раздвинула пальцы. Масштаб увеличился, позволяя Гордону увидеть больше деталей, однако, ничего кроме вмятин на корпусе он рассмотреть не смог.

– Вы только посмотрите на степень детализации, – не унимался доктор, – это просто поразительно! И мы видим все происходящее в режиме реального времени, ну может лишь с задержкой в доли секунды.

Получая объемную, как сама голограмма, порцию впечатлений, он будто забыл про свою игру воображения, и страх присутствия здесь чего-то инородного исчез без следа. Барни слегка усмехнулся и направился вдоль рядов рабочих станций. На каждой из них были написаны имена – видимо, тех, кто работал за ними в свое время. Барни включил станцию, принадлежащую некоему Колину, но на дисплее отобразилось предложение ввести пароль или приложить палец. Не особо надеясь, Барни выбрал второй вариант, и, как и следовало ожидать, получил отказ в доступе. «Чертов Колин», – подумал он и направился дальше.

Колин. Почему-то имя кажется очень знакомым и близким, хотя Барни никогда не знал никаких Колинов. Он шел дальше и читал другие имена: Тони, Лиза, Андрей… Барни.

Он остановился напротив станции, которая принадлежала Барни. Конечно, имя весьма популярное, и он не один такой во вселенной, но палец уже потянулся к кнопке включения. Вновь был выбран второй вариант идентификации, и палец опустился на сканер.

«Привет, Барни!», – отобразилась надпись и затем уступила место рабочему столу. Барни несколько секунд стоял не двигаясь и пытаясь сообразить, как такое могло получиться. Ошибка в программе, и она дала доступ к станции стороннему человеку? Нет, этого не может быть. Объяснение могло быть лишь одно.

– Твою мать, – вслух выругался Барни, привлекая внимание остальных.

Несмотря на то, что получение доступа к одной из рабочих станций нельзя было назвать плохой новостью, в воздухе повисло напряженное молчание. Райтнов, впрочем, не сильно удивился – было уже понятно, что Барни как-то связан с этой базой. Однако, самого Барни это довольно сильно потрясло.

– Получается, я работал здесь, – произнес он и растерянно посмотрел на товарищей.

Он нервно запустил руки в волосы, а затем скрестил пальцы на затылке и глубоко вздохнул. Он смотрел даже не на дисплей, а куда-то перед собой, в одному ему известную точку на стене. Почему-то затем его взгляд скользнул на Ангуса, и Барни сказал:

– А знаете, что самое забавное? Это было меньше четырех лет назад. Может, это было всего год назад, а может и того меньше! Наверняка я был одним из тех ублюдков, которые как-то причастны ко всему, что здесь происходит. Вот дерьмо!

Он развернулся и в сердцах пнул случайно оказавшийся не в том месте и не в то время стул, который быстро покатился и вскоре встретился с другим стулом – и они оба перевернулись. Его товарищи стояли, опустив головы – как будто это они во всем виноваты, и Барни их отчитывает. Гордон с сочувствием смотрел на него, но не говорил ни слова – он знал, что Барни быстро возьмет себя в руки после того, как выпустит гнев.

– Мы не можем знать наверняка, – сказал Ангус, – может, ты и не работал здесь.

Как и предвидел Гордон, после пары перевернутых стульев Барни слегка успокоился.

– Ладно. Это уже не важно, – сказал он, вновь поворачиваясь к товарищам и упирая руки в бока, – у всех нас уже нет прошлого.

Он вновь посмотрел в сторону рабочей станции, которая, вероятно, принадлежала ему. Напротив дисплея стоял Райтнов и активно изучал пункты меню.

– Нет прошлого… – задумчиво повторил Барни, наблюдая за ним, – но мы же можем его вернуть, док? Если я и правда здесь работал, у меня есть шанс это вспомнить.

Райтнов тем временем достал из кармана свой планшет и начал изучать уже что-то в нем. Ангус кивнул и после небольшой паузы ответил:

– Есть. Правда, нет метода, чтобы вернуть воспоминания наверняка.

Барни продолжал следить за действиями Райтнова, который вывел со своего планшета проекцию с картой базы и внимательно что-то рассматривал. Барни посмотрел на другую голограмму, которая возвышалась над желтым кругом посреди комнаты. Все корпуса по-прежнему находились на своих местах, а маленькие фигурки волков по-прежнему кружили вокруг перевернутого ровера. Затем взгляд Барни наткнулся на рабочую станцию Колина. Почему-то это имя казалось ему до боли знакомым.

– Эй ребята, я тут немного обновил карту, – вывел его из размышлений голос Райтнова.

Новая карта, которую он залил в свой планшет, не сильно отличалась от старой, однако были в ней и некоторые изменения. Теперь на карте было указано назначение всех корпусов. Как и следовало ожидать, соседний с командным пунктом корпус – это еще одна жилая зона. Вместе эти два корпуса находились под землей и представляли собой что-то вроде бункера.

– Очевидно, мы здесь, – сказал Райтнов, указывая пальцем на синюю точку, – а теперь смотрите сюда.

Его палец скользнул вверх, прошел мимо жилой зоны и остановился над вторым ангаром. Надпись, указывающая назначение корпуса, гласила: “Ангар / Оружейная”.

– Вот это кстати! – сказал Барни, и на его губах вновь заиграла улыбка, – надеюсь, там есть что-то от титанов.

Райтнов выключил проекцию и с улыбкой осмотрел товарищей.

– Но это еще не все, – продолжил он и показал рукой на дверь, через которую они вошли, – мы все можем пройти сканирование и иметь доступ к командному пункту в любое время.

Улыбка не сходила с его лица. Ангус по-привычке хотел поправить очки, но их не было, поэтому он просто ткнул пальцем себе в переносицу.

– И последнее, – наконец закончил Райтнов, показывая рукой на желтый круг, в котором по-прежнему не происходило никаких перемен. Ангус догадался, что сейчас произойдет, поэтому в предвкушении подошел поближе и встал рядом с голограммой.

Райтнов зашел в меню и выбрал нужный пункт, а затем кликнул по нему. На голограмме начала рисоваться маленькая прозрачная полусфера с синеватым отливом, центром которой был командный пункт. Постепенно она росла в размерах, и вскоре вся база была накрыта куполом. Волки, оказавшиеся в зоне его действия, будто посходили с ума – они начали метаться в разные стороны и махать лапами, иногда даже задевая друг друга. Один из них встал на задние лапы, задрал морду вверх, а затем с силой ударил передними лапами по песку и побежал вперед по неровной траектории. Остальные последовали за ним, и скоро они скрылись из зоны видимости. Они больше не представляли опасности.

Алекс хотел впечатлить товарищей и посмотреть на их удивленные лица, но сам не мог оторвать взгляд от голограммы и, словно ребенок, приоткрыл от удивления рот.

– Убежали, – обрадовался Ангус, – вы видели?

Как будто это можно было не заметить. Теперь они находились под куполом, в безопасности.

– Ну что, – улыбнулся Гордон, – теперь мы можем выйти?
– Сейчас три часа дня, – сказал Райтнов, глядя на часы, – но знаете что? Это уже не важно. Теперь мы можем совершать ночные прогулки и смотреть на звезды.
– Однако, – вставил Барни, – мы все же вернемся внутрь, когда стемнеет. Надо убедиться, что эта штука работает и против титанов.
– Разумно, – согласился Гордон, – какой у нас план?

Райтнов взял со стола автомат и протянул ему.

– Сейчас мы аккуратно обследуем те корпуса, где еще не были. Нельзя отбрасывать возможность присутствия здесь чего-то враждебного. А затем выйдем наружу и разберемся, что делать с ровером.

Гордон взял автомат и повесил его на плечо.

– Ну, за дело? – спросил он, окидывая товарищей взглядом.
– За дело! – ответил Райтнов и положил руку ему на плечо.

Гордон ответил тем же жестом, а другую руку, улыбнувшись, положил на плечо Барни, который, в свою очередь, тоже поднял руку в поисках очередного плеча. Айзек и Эмилия с радостью присоединились, образуя круг, лишь Ангус неуверенно стоял в стороне, не решаясь подойти. Райтнов вопросительно посмотрел на него и взглядом пригласил замкнуть круг, и вскоре доктор ощутил на плече тяжесть его руки.

– За дело! – сказал Барни, размыкая круг.

Далее – Глава 14: Нежданные гости

comments powered by Disqus