25/01/2019

Глава 22: Окончательное решение

Гордон в очередной раз кивнул и провел пальцами по бороде.

– Впечатляет, – сказал он и бросил взгляд на Джо. – Быстро же ты сообразил.

Джо откинулся на спинку стула, слегка улыбнулся и ответил после небольшой паузы:

– Если честно, я не особо соображал. На самом деле я хотел как раз надрать задницу этому чудищу. И спасло нас только то, что я попросту не видел его – это изнутри, на мониторах все так хорошо видно, а у меня-то там не было «ночнушки». – Он подвинулся вперед, уперся локтями в колени и посмотрел в пол. – И единственное, что бросилось мне в глаза – это натянутый трос. И затем все как-то само сложилось в единую картину, я даже подумать ничего не успел.

Барни с серьезным лицом кивнул.

– Я всегда говорил, что самое мощное оружие – это разум.

Гордон посмотрел на него и удивленно поднял бровь.

– Что-то не припомню, чтобы ты так говорил, – сказал он. – Поясни?
– Голова у тебя дырявая, вот и не помнишь, – отмахнулся Барни, а затем положил руку на сердце. – Каким бы ни было твое оружие, сила его исходит отсюда, – затем он поднял руку и поднес указательный палец к виску. – Но управляет ей это.

Он сделал небольшую паузу и, сконцентрировав на себе удивленные и заинтересованные взгляды товарищей, продолжил:

– Короче, я однажды тоже использовал автомат для того, чтобы освободить застрявший ровер. На пути сюда, помните? Кстати, за нами тогда тоже гнался титан.

Джо и Скотт удивленно переглянулись между собой, в то время как на лицах остальных начали появляться улыбки. Эмилия первой не выдержала и расхохоталась.

– Кстати, а правда же, – сказала она сквозь смех. – Джо, ты не первый, кто использует автомат не по прямому назначению! Барни уже сделал практически то же самое несколько дней назад – тогда мы пытались перемахнуть через упавшую на дорогу ветку, и задняя ось ровера осталась подвешена. И тогда Барни просто вышел наружу и разнес ветку плазмой.
– Барни – мудрый человек, – заключил Джо, и все снова расхохотались.
– Ладно, – сказал Райтнов, бросая взгляд в иллюминатор и вставая со стула. – Уже почти стемнело. Нужно выдвигаться в командный пункт и ждать появления наших пятиметровых друзей.

Спустя несколько минут они все расположились в креслах, расставленных вокруг голограммы. Ангус проверил, что радиус купола достаточно мал, чтобы обеспечить плотность сигнала, не позволяющую титанам приблизиться к базе ближе чем на пятьдесят метров.

– А что было дальше? – Спросил Айзек, молчавший все это время. – Титан за вами погнался?
– А хрен его знает, – отозвался Джо. – Я запрыгнул в салон, и Скотт тут же наподдал.
– Наподдал? – Не понял Айзек.
– Да, в смысле поддал газку. Секунда промедления – и наподдали бы мы оба, но уже в другом смысле.

Айзек улыбнулся. Словарный запас Джо не переставал его удивлять.

– Если честно, я тоже не з-заметил, – Скотт завороженно смотрел на голограмму. – Я вжал педаль в пол и с-следил за дорогой, чтобы не улететь в кювет. У нас же не было прожектора, поэтому в-видимость была довольно скверной.
– Да, – Джо кивнул и посмотрел на товарища. – Потом мы даже сбросили скорость, чтобы не искушать судьбу. Когда были уверены, что оторвались от титана. Мы просто тихонько ехали всю ночь и даже никого не встретили. Чуть раньше полудня проехали мимо Альфы, но заезжать не стали – я глянул в бинокль и понял, что там делать уже нечего. За ночь титаны ее окончательно разрушили.
– И вы решили взять курс на военную базу, – вставил Райтнов.
– Ну да, что нам надо было еще делать?
– Как минимум, проверить, смог ли я уехать?

Джо откинулся на спинку стула и задумчиво почесал затылок. Скотт опустил взгляд в пол.

– Но ты же в итоге смог, – Джо посмотрел куда-то в плечо Райтнову. – А если бы и нет – то мы бы уже ничем не смогли помочь.

Уголки губ Райтнова едва заметно дернулись – видимо, такое объяснение его совсем не устроило.

– Пойми, Алекс, я своим поведением не горжусь, – Джо наконец заставил себя поднять взгляд и посмотреть в глаза собеседнику. – Веришь ты или нет, но я хотел бы отмотать время назад и поступить по-другому. Но мне было страшно. И если я вел себя как говнюк, то только для того, чтобы доказать самому себе, что я не боюсь.

Он встал, обошел свое кресло и облокотился на его спинку.

– А, черт, какая разница, – он запустил руку в волосы и посмотрел на голограмму. – Мы просто теряем время. Зачем нам рассматривать эту проекцию, может уже предпримем какие-то активные действия? Например, свяжемся с «Портом» и спросим, когда они смогут нас забрать?

Скотт активно закивал. Он был рад смене темы, к тому же его тоже интересовал этот вопрос.

– Я тоже хотел об этом с-спросить. Ангус, ты с-сказал, что расскажешь н-нам что-то об этом?

Ангус медленно поднес указательный палец к переносице и поправил очки, а затем неуверенно взглянул на Райтнова, как будто спрашивая разрешения. Однако, Алекс задумчиво смотрел на голограмму, размышляя о чем-то своем.

– Что ж, – Ангус неловко улыбнулся, еще раз поправил очки и скрестил руки на груди. – Дело в том, что нас никто не заберет.
– Это как? – Джо посмотрел на него как на идиота. – Что значит не заберет?
– Да, – поддакнул Скотт. – Даже если «Порт Де-деметрион» тоже подвергся нападению, то о-орбитальная с-станция – точно нет. Они с-спустят нам челнок.
– Вот именно, – Джо указал рукой в сторону товарища, как бы выделяя единственного здравомыслящего человека в помещении. – Достаточно лишь добраться до пусковой площадки. Верно?

Ему никто не ответил. В помещении воцарилась напряженная тишина, и каждый чувствовал себя слегка неуютно. Эмилия нервно покусывала губу и наблюдала за Скоттом, который растерянно озирался по сторонам.

– Ну? – Джо задал вопрос снова. – Верно я говорю или нет?

Ангус глубоко вздохнул, встал и начал медленно ходить рядом со своим креслом.

– Это было бы верно, – наконец сказал он, – если бы не один нюанс.
– Ну и что это за нюанс?
– Дело в том, что наша экспедиция изначально преследовала несколько иные цели. И дела обстоят несколько иным образом – не так, как вы привыкли считать.

Джо медленно окинул взглядом лица остальных в поисках улыбок. Убедившись, что доктор не шутит, он медленно присел обратно в свое кресло, широко расставил ноги и уперся локтями в колени.

– Вижу, что мы со Скоттом что-то пропустили. Ну, рассказывайте.

У Ангуса заняло чуть больше десяти минут, чтобы рассказать все то же, что он уже рассказывал остальным. Рассказал про могущественную корпорацию «Planet Earth», которой принадлежит практически вся Земля. Рассказал про новейшую разработку в военной сфере, и что ей являются совсем не титаны, а не особо примечательный с виду Барни. Рассказал также и о том, что все это – эксперимент, а колонисты на самом деле – заключенные, чьими жизнями решили пожертвовать во благо науки… или, если выражаться точнее, во благо боевого превосходства и тотального доминирования. Не забыл Ангус также и упомянуть, что сам некогда работал на корпорацию – ровно до тех пор, пока она его не предала.

Джо слушал и не перебивал, хотя несколько раз сильно менялся в лице, как и Скотт. После окончания рассказа он задумчиво поднес кулак к подбородку, закинул ногу на ногу и сидел так несколько минут.

– Это все правда? – Спросил затем он, окидывая взглядом остальных.

Увидев положительные и молчаливые кивки, он вновь погрузился в свои размышления. Ему никто не мешал – все понимали, что он только что получил огромный объем информации, который не так-то просто обработать.

– И в-все же у меня о-остался один вопрос, – неожиданно для всех подал голос Скотт.

Поймав на себе вопросительные взгляды, он встал со стула, упер руки в бока и продолжил, уже увереннее:

– Ты сказал, что и с-сам работал на корпорацию?
– Все так, – кивнул Ангус.
– И ваше со-сотрудничество прекратилось не при самых приятных о-обстоятельствах.

Ангус снова кивнул.

– А если бы корпорация те-тебя не предала? – Скотт посмотрел ему в глаза. – Как бы ты с-себя вел в таком случае?
– Иными словами, можно ли мне доверять? – Доктор снял очки и начал вертеть их в руках. – Я прекрасно понимаю этот вопрос.

Эмилия посмотрела на Райтнова. Его лицо не выражало абсолютно ничего, но все-таки она поняла, что вопрос Скотта показался ему очень интересным. Эмилия и сама себя много раз спрашивала, можно ли доверять Ангусу.

– Что ж, – продолжал тот. – Если бы корпорация меня не предала, я продолжил бы исполнять переданные мне инструкции. А именно – фиксировать все, что происходит, особенно взаимоотношения между выжившими колонистами.
– А что, – не сдавался Скотт. – Разве за н-нами не ведется никакого другого на-наблюдения? Н-неужели корпорация с-смотрит только твоими глазами?

Ангус посмотрел в линзы своих очков, как будто проверяя, есть ли в них камеры.

– Мне это неизвестно, – ответил он. – Могу сказать только то, что психологические аспекты лучше всего сможет разглядеть лишь непосредственный наблюдатель. Такова была моя роль.
– Так это психологический эксперимент, или это все-таки испытание оружия в виде Барни? – Джо тоже подключился к допросу доктора. – Извиняюсь конечно, если вопрос глупый. Но что-то я не до конца понял.

Ангус загадочно улыбнулся и вернул очки на их законное место у себя на переносице.

– Психологический аспект является неотъемлемой частью этого оружия, – сказал он, вновь скрещивая руки на груди. – Барни – такой же человек, как и остальные. Да, с некоторыми особенностями, но максимальной эффективности он достигает только в содействии с другими людьми. Барни здесь, чтобы корпорация посмотрела на оружие в действии. Я здесь, чтобы корпорация посмотрела на оружие во взаимодействии. Как-то так.

В помещении вновь повисла тишина. Каждый пытался решить, насколько слова доктора разумны и убедительны.

– А что касается доверия, – Ангус поднял очки вверх по переносице. – Вы можете мне не доверять. Я прекрасно это понимаю, учитывая все обстоятельства. Но это никак не повлияет на сложившуюся ситуацию – сейчас мы все находимся в одинаковых условиях. И я делюсь с вами всем, что сам знаю.

Гордон хрустнул костяшками пальцев и бросил взгляд на Барни. Доктор определенно не врал на его счет – учитывая все передряги, из которых тот выбирался, охотно верилось в то, что он действительно является живым оружием. Но есть ли гарантии, что доктор не врет и по поводу всего остального? Может, он скрывает что-то еще? И, самое главное – какая разница, врет он или нет? Даже если он и врет – у них все равно нет и не может быть никакой другой информации по поводу всего, что происходит. Проклятая амнезия никак не проходила, блокируя хоть какие-то воспоминания о прошлом.

– Думаю, Ангус и сам в некоторой степени заложник корпорации, – задумчиво произнес Гордон, как будто разговаривая сам с собой. – Просто по другую сторону баррикад.
– Что ты имеешь в виду? – Джо недоуменно повернулся к нему.

Гордон почесал подбородок. Действительно, что если корпорация использовала и доктора в своих корыстных целях, обманом направляя его в «экспедицию» и гарантируя мнимую безопасность? На первый взгляд все сходится, ведь в один момент защитная функция очков Ангуса действительно перестала работать.

– Я просто хочу сказать, – Гордон встал со своего места, – что нет смысла рассусоливать на эту тему. Мы имеем то, что имеем. А имеем мы ровно ни хрена. И лично мне кажутся слова Ангуса логичными – многое из того, что он говорил, сходится с другими деталями, которые я так или иначе замечал сам… В общем, я бы лучше занялся более важными вещами, над которыми мы имеем хоть какой-то контроль.

Доктор утвердительно кивнул и тоже встал со своего места.

– Спасибо, Гордон. Для меня сейчас происходящее является загадкой ровно настолько, насколько для каждого из вас.

Гордон тем временем подошел поближе к голограмме и слегка ее повернул.

– У меня, пожалуй, остался только один важный вопрос, – сказал он, вновь поворачиваясь к остальным. – А сейчас за нами следят?
– Я не знаю, – честно признался Ангус. – Но было бы наивно предполагать, что нет.
– Значит, следует полагать, что да.
– Я бы даже сказал, вне всяких сомнений.

Джо нахмурил брови и начал водить глазами, выискивая скрытые камеры. Факт постоянной слежки не радовал по двум причинам. Во-первых, это просто неприятно. Во-вторых, черт возьми, о каждом твоем шаге всегда знают заранее. Иногда даже раньше, чем ты хоть что-то предпринимаешь.

– Может, нам следует найти и уничтожить камеры? – Предложил он.

Райтнов откинулся на спинку кресла и закинул ногу на ногу. Затем он резко встал и подошел к Ангусу.

– Можно твои очки, док?

Ангус молча вытянул шею, предлагая тому самому снять очки с его переносицы. Алекс повертел их в руках, а затем надел. На удивление, на нем они смотрелись даже лучше, чем на докторе.

– Ну как, чувствуешь что-нибудь? – Нетерпеливо спросил Барни.

Райтнов снял очки и снова начал вертеть их в руках.

– Ничего, – ответил он после некоторой паузы.
– Что, даже иконки записи не было в углу?

Алекс слегка улыбнулся. Даже если очки действительно записывают и передают информацию, он не мог этого знать наверняка. Следовало незамедлительно от них избавиться. Однако, даже в таком случае существовала некоторая неопределенность.

– Даже если избавиться от очков, мы не можем отбросить возможность дальнейшей слежки. Другие камеры могут быть где угодно – даже в наших глазах.

Он повернулся к Ангусу, взглядом выражая вопрос.

– Это невозможно, – ответил тот, но в его голосе чувствовалась неуверенность. – Но, тем не менее, отбрасывать такой вариант нельзя.
– Так возможно или нет? – Вновь подал голос Барни.

Доктор упер руки в бока и задумчиво на него посмотрел. Несколько секунд он молчал, но его взгляд выражал все большую тревогу, и вскоре он начал нервно ходить по комнате.

– Такой технологии до сих пор не существует, – наконец пояснил он. – Или, во всяком случае, не существовало на момент начала нашей экспедиции.

Он остановился возле голограммы и нервно запустил руки в волосы.

– Или, если быть точнее, я не припомню такой технологии.

Джо еле слышно фыркнул.

– То есть, мы с вами находимся в ста-скольки-то-там световых годах от Земли, освоили червоточины, но не смогли изобрести камеры, которые можно вставить в глаз?
– Вот именно, – согласился доктор, глядя перед собой расфокусированным взглядом. – Это глупо. Но я правда не припомню такой технологии. – Он наконец развернулся и окинул остальных взглядом. – Иными словами, нельзя исключать возможность того, что в моей голове корпорация тоже покопалась.
– Значит, любые наши действия всегда будут на виду, – заключил Джо. – Превосходно.

Райтнов зевнул и посмотрел на часы. Шел двенадцатый час, значит на улице было уже совсем темно. Однако, титаны не торопились появляться.

– Давайте просто резюмируем то, что мы имеем, – предложил Гордон. – Мы предполагаем, что за нами следят и знают о каждом нашем шаге. Следовательно, у нас два выхода – либо поселиться на этой базе и оставаться в относительной безопасности, благо еды вроде как хватает, либо рискнуть и двинуться в сторону стартовой площадки в «Порте». Если честно, первый вариант меня не устраивает.
– Черт возьми, да, – подхватил Барни. – Не вижу смысла торчать тут до конца дней. Скучноватый эксперимент получится. Раз уж за нами следят, то давайте и покажем, на что способны. Я не собираюсь гнить на этой базе.
– Но как мы покажем, на что способны, если за нами следят? – Спросил Айзек.
– Ну и пускай, – махнул рукой Барни. – За нами же не будут следить вечно – рано или поздно эксперимент закончится. И активными действиями можно закончить его быстрее.

Эмилия скрестила руки и поежилась.

– А что будет, когда эксперимент окончится? – Спросила она.
– Не знаю, – пожал плечами Барни.
– Я тоже не знаю, – еле слышно прошептал Ангус. – Я задумался и поймал себя на мысли, что я и правда не знаю, чем и когда должен закончиться эксперимент. Я знаю свою роль, но я не знаю, когда эксперимент можно будет считать завершенным, и какими должны быть наши действия для его завершения.

Он окончательно убедился в том, что корпорация покопалась и в его мозгах. Глядя на его растерянное лицо, ни у кого больше не возникало сомнений в том, что он говорил правду до этого.

– Даже если нас убьют, – задумчиво произнес Райтнов, – мы узнаем хоть что-то перед смертью. И это лучше, чем жить в неведении и умереть от старости на этой базе. Без каких-либо воспоминаний о своем прошлом. Это не жизнь, это – существование.
– Значит, едем? – Спросил Барни и окинул взглядом остальных.

Райтнов и Гордон кивнули сразу, следом выразили согласие Джо и Скотт. Эмилия неуверенно переглянулась с Айзеком, но после некоторой паузы они тоже согласились. Молчал только Ангус.

– Док? – Вывел его из размышлений Райтнов.
– Да, – наконец выдавил он из себя, а затем повторил, но уже более уверенным голосом: – Да! Мы едем.

Райтнов улыбнулся и протянул ему очки.
Барни удовлетворенно кивнул и посмотрел на голограмму. В эту же секунду на ней отобразился подходящий к базе титан.

Далее – Глава 23: Тест-драйв

comments powered by Disqus