22/02/2019

Глава 26: Порт Деметрион

Райтнов доедал завтрак. Сухой паек оказался вполне себе сносным и питательным – в него входил суп быстрого приготовления, консервированное мясо, упаковка галетного печенья, кусочек шоколада и витамины. Последние, впрочем, Райтнов решил не употреблять. Больше всего на свете он хотел выпить кофе – настоящего, а не того, которое также присутствовало в пайке в растворимом виде.

Часы показывали 5:30 утра. Несмотря на то, что на улице уже окончательно рассвело, а радар уже больше часа не подавал сигналов тревоги, никто не торопился выходить наружу. После прошедшей ночи уютное и теплое кресло ровера казалось максимально безопасным местом.

Райтнов задумчиво посмотрел на пакетик растворимого кофе, который он вертел в руках. Недолго думая, он все же встал и направился к водонагревателю в задней части ровера. Эмилия по-прежнему лежала на одной из коек, но не спала. Лишь проводила его взглядом и слегка улыбнулась.

На удивление, кофе оказался весьма неплохим. Видимо, в него добавляли много усилителей вкуса и прочей химии. А может, после бессонной и крайне насыщенной событиями ночи любой кофейный напиток казался произведением кулинарного искусства – на самом деле, Райтнову было плевать. Ему просто хотелось кофе. Айзек и Барни последовали его примеру и тоже направились к нагревателю, а затем и все остальные. Уснуть никому так и не удалось.

– Ну что, – наконец нарушил тишину Гордон, отпивая из стакана, – пора взглянуть на то, что стало с нашими роверами?
– Да мне и отсюда видно, – проворчал Барни, глядя в иллюминатор. Один из роверов практически лишился крыши и чуть не стал кабриолетом, а на другом лежало то, что осталось от титана после плазменного выстрела.

Минутой позже они вдвоем стояли у «кабриолета».

– М-да, – Гордон почесал затылок. – Весьма кстати мы нашли боевой ровер.
– Думаешь?
– А то. Не хотел бы я провести ночь в этой куче металлолома.

Барни обошел ровер по периметру.

– А знаешь, что самое забавное? – С улыбкой спросил он товарища.
– Ну?
– Этот ровер все еще на ходу.

Гордон скептически усмехнулся и пнул кусок обшивки, который лежал рядом с его сапогом.

– Ну так садись за руль.

Барни расхохотался. Он хотел было тоже пошутить, но его внимание привлекла стая птиц, которые одновременно и с громкими криками взмыли в воздух метрах в пятидесяти от них.

– Волк? – Спросил Гордон, снимая автомат с предохранителя.
– Не похоже, – ответил Барни, прислушиваясь. – Ты же выставил радар на максимум?
– Да.
– Тогда бы мы его услышали… но он молчит.

Гордон прислушался и кивнул. Радар действительно не сигнализировал о крупных животных в ближайших окрестностях.

– Что тогда их напугало? – Спросил Гордон, кивая головой в сторону удаляющейся стаи.
– Ну я даже не знаю, – Барни поставил автомат на предохранитель и загадочно улыбнулся. – Спроси у них сам. Я сяду за руль, а ты спросишь, договорились?

Теперь настала очередь Гордона поднять глаза к нему и от души расхохотаться. Он представил товарища, сидящего за рулем ровера без крыши, и это заставило его рассмеяться еще сильнее.

На пороге боевого ровера показался потирающий глаза Джо. Он прищурился от яркого луча света, который бил прямо в его глаза, и громко икнул.

– Что тут у вас такого смешного? – Буркнул он, глядя на покореженный ровер. – Я тоже не прочь посмеяться.

Он подошел к роверу ближе и внимательно его осмотрел.

– А вы знали, что он еще на ходу?

Барни и Гордон встретились взглядами и вновь расхохотались. Джо подозрительно посмотрел на них, но от комментариев воздержался. Вместо этого он отошел на несколько метров по личным делам, покачивая головой и что-то нашептывая себе под нос. Райтнов тоже вышел из ровера, размял кости и подошел к роверам.

– О… – указал он пальцем на «кабриолет». – А этот, кажется, еще готов немного побегать.
– Да, – подтвердил Гордон, у которого уже начали болеть лицевые мышцы. – Сиденья только немного промокли после дождя.
– А вон тот, – Барни указал на другой ровер, на котором лежала нижняя половина титана, – уже бегать не будет.

Плазменный выстрел не только прошил титана насквозь, но и расплавил всю переднюю часть ровера, превратив кабину и передние стойки в бесформенную металлическую массу. Райтнов обратил внимание на кожный покров титана – под воздействием прямых солнечных лучей он быстро темнел и покрывался пузырями. Красноватая кровь быстро испарялась. Часть энергии выстрела пришлась и на ствол упавшего дерева – в нем образовалась небольшая воронка с обгоревшими краями.

Необходимо было избавиться от препятствия и продолжить путь, и решение пришло само собой. Барни сел-таки за руль ровера-кабриолета и отогнал его в сторону, доставив при этом величайшее удовольствие Гордону. Убирать второй ровер и лежащую на нем половину титана не было особого смысла.

Некоторое время спустя все колонисты сидели в кабине единственного оставшегося ровера и ожидали дальнейшего развития событий. Барни принес снаружи три найденных автомата, сказав при этом, что такими вещами не разбрасываются, а затем надел шлем и начал демонстративно разминать пальцы.

– Давай уже, – не выдержал Гордон. – Не томи.

Барни ничего не ответил. Он отчетливо видел цель и уже выбрал точку, в которую направит плазменный заряд. Он знал, на что способна пушка, но при этом почему-то был уверен, что одного выстрела будет недостаточно – перегородивший дорогу ствол выглядел слишком внушительно.

А что, если после выстрела какая-нибудь щепка размером с добротное бревно отколется от ствола и пробьет иллюминатор? Или, например, колесо?

– Давай немного отъедем, – сказал Барни, продолжая представлять другие сценарии со щепками. – А то мало ли.
– Согласен, – коротко заметил Райтнов.
– Ну, хорошо, – Гордон отъехал на тридцать метров назад. – Так достаточно?
– Достаточно, – Барни вновь прицелился. Его палец на несколько секунд замер над курком, а затем резко опустился. Пушка с глухим звуком выплюнула заряд, и мгновением позже ствол разлетелся на мелкие осколки. Сразу несколько из них ударили по обшивке ровера, но не нанесли никакого ущерба.

– Да ты чертов ясновидящий, – одобрил Джо. – Не отъедь мы назад, сейчас бы наглотались деревяшек.
– Угу, – монотонно согласился Барни, хотя даже не обратил внимание на похвалу. Он внимательно всматривался вперед и ожидал, пока облако пыли, образовавшееся после выстрела, осядет на землю.
– Нужен еще один заряд, – сказал он, когда ствол снова стало отчетливо видно.

Все остальные столпились в передней части кабины и смотрели в иллюминатор. Лишь Ангус остался на своем месте и что-то изучал на дисплее своего планшета.

– В-вот это мо-ощь, – вздохнул Скотт, так и не объяснив, что именно вызвало его восхищение – мощь выстрела или мощь дерева, которое все еще преграждало дорогу.

Плазма не смогла прошить ствол насквозь, однако, оставила в нем внушительную воронку, в которую запросто бы поместилась половина ровера. Барни ожидал, что второй выстрел в ту же точку завершит начатое.

И он не ошибся. Когда пыль вновь осела, они наконец увидели дорогу, которая продолжалась по ту сторону упавшего дерева. Не теряя лишнего времени, Гордон тихонько надавил на педаль газа. Когда они проезжали в образовавшуюся арку, ровер даже не задел ее границ. Оставив преграду позади, Гордон увереннее утопил педаль, и ровер начал плавно набирать скорость.


День близился к завершению. Солнце медленно, но верно клонилось к горизонту. Еще немного, и оно должно было спрятаться за верхушками деревьев.

Райтнов сидел на месте первого пилота и, несмотря на то, что ровер шел на автопилоте, пристально следил за дорогой. «Автоматика умна, но она в десять раз глупее разумного водителя», – сказал Гордон четыре часа назад перед тем, как пойти спать, и Райтнов был полностью с этим согласен. К тому же, ему нравилось смотреть на проплывающие мимо пейзажи.

Барни также дремал в задней части ровера. Весь день они с Гордоном не смыкали глаз, пока остальные спали, теперь же пришла их очередь отдохнуть. Периодически ровер наскакивал на кочки, и голова Барни поворачивалось под углом, идеально подходящим для воспроизведения мощного, мужского храпа. Так продолжалось до следующей кочки, и тогда храпеть уже начинал Гордон. Эти двое даже во сне равномерно распределяли должностные обязанности.

– До конца маршрута десять километров, – проговорил приятный женский голос из навигатора.

Айзек поднялся со своего кресла, протиснулся мимо дремлющего Скотта и сел на место второго пилота рядом с Алексом.

– Подъезжаем? – спросил он, чтобы завязать разговор.
– Ага. Смотри.

Айзек проследил направление взгляда товарища и заметил ореол света впереди. Чем ниже опускалось солнце, тем этот ореол становился заметнее.

– Это Порт? – Айзек был слегка озадачен. – Откуда там свет?
– Что? – Ангус подвинулся поближе. – На базе горит свет?
– Как видишь, – повернул к нему голову Райтнов. – Есть идеи, почему?

Ангус поднял очки вверх по переносице и покачал головой.

– Судя по всему, нас там ждут.
– Я почему-то не удивлена, – заметила со своего места Эмилия.
– Может, наконец закончат этот эксперимент… – вздохнул Джо. – Если честно, мне уже плевать, как он закончится. Домой хочется. Хоть я и ни хрена не помню, где живу.

Райтнов задумчиво смотрел в сторону базы. На радаре на секунду появилась точка и тут же исчезла, но Алекс не отреагировал. Он был погружен в свои мысли.

– Все сходится, – тихо проговорил он себе под нос. – Эксперимент близится к завершению. – Затем он повернулся и сказал уже громче: – Будите Гордона и Барни. Мы почти приехали.

Солнце окончательно скрылось за горизонтом.
Навигатор оповестил, что до конца маршрута осталось пять километров.


Пусковая площадка была ярко освещена по периметру, а в ее центре стоял внушительных размеров челнок, украшенный надписью «Planet Earth». Доктор не врал про корпорацию, и почему-то Райтнов только сейчас осознал ее масштабы.

Он обернулся – ворота, через которые они только что проехали, все еще были открыты. Однако, ни один хищник не желал пройти следом – видимо, база была покрыта куполом, причем гораздо более мощным, нежели военная. Несколько титанов прогуливались на значительном расстоянии, привлеченные светом, но ближе подойти не решались.

– Ну и ну, – присвистнул Джо, оглядывая челнок. – Прямо-таки приглашают запрыгнуть внутрь и улететь к чертям.
– Глупая показуха, – презрительно бросил Барни. Джо согласно кивнул и крепче сжал рукоять автомата.

Райтнов подошел к двери, ведущей в командный пункт, и та с легким шипением открылась. Свет внутри зажегся, освещая короткий, но широкий коридор.

– Видимо, нам сюда, – сказал Алекс и прошел внутрь. Остальные проследовали за ним.

Коридор вел в большое прямоугольное помещение, очень похожее на то, что было на военной базе. В центре комнаты находился большой желтый круг, на который можно было спроецировать диаграмму, а по периметру находилось множество рабочих станций. Множество из них были включены, а на мониторах отображалось странное сообщение: «Рады видеть вас снова».

– Что все это значит? – Спросила Эмилия, но никто не мог ответить на ее вопрос.

Доктор едва заметно попятился назад, в сторону коридора. Входная дверь бесшумно отворилась за ним, но тут Ангус заметил на себе тяжелый, пристальный взгляд. Барни поглаживал большим пальцем предохранитель автомата и вопросительно смотрел на доктора. Когда их взгляды пересеклись, Барни покачал головой и жестом пригласил того вернуться. Ангус кашлянул, поправил очки и как ни в чем не бывало прошел в середину комнаты.

– Нас тут ждут, – непринужденно сказал он.
– Эксперимент окончен? – Крикнул Джо в потолок, взглядом выискивая камеры.

Ответа не последовало. Гордон подошел к пульту, расположенному рядом с желтым кругом, нажал несколько клавиш и вывел в центр комнаты проекцию базы. Челнок все еще стоял на своем месте.

– Рады видеть вас снова… – Райтнов положил автомат на стол и обеими руками обхватил голову, как будто пытаясь что-то вспомнить. – Что значит «снова»? Мы уже бывали здесь? Барни?
– Я ничего не помню, – отозвался тот. – Но доктор явно что-то недоговаривает.

Ангус вопросительно на него посмотрел.

– Не изображай удивление, – утомленно сказал Барни. – Я же тебя видел. Почему ты так хотел свалить?
– Что? – В голосе Эмилии слышалось искреннее удивление. – Я думала, что между нами не осталось никаких недоговоренностей.
– Мы в-верили тебе, – поддакнул Скотт.

Ангус снял очки, помассировал глаза и окинул всех взглядом. Молчание длилось несколько минут, и никто не решался его прервать.

– Смотрите, – сказал Айзек, указываю на голограмму. Несколько вооруженных человек подходили ко входу в командный пункт. Остановившись чуть поодаль, они встали по стойке «смирно» и повернули голову к своему командиру.

– Говори, – процедил Райтнов, глядя доктору в глаза.
– А что тут говорить, – наконец ответил тот. – Как я уже говорил, я всего лишь наблюдатель. Но перед тем, как я закончу… Алекс, ответь мне, пожалуйста, на вопрос.
– Говори, – повторил Алекс, не спуская с него глаз.
– Тогда на «Альфе», во время первой атаки титанов… Что позволило тебе спастись?
– То, что я работал и по счастливой случайности находился в бункере.
– Хорошо, – кивнул Ангус. – А как ты добрался до военной базы?

Райтнов медленно подошел к доктору и посмотрел на него в упор.

– Это необходимо для того, чтобы ты сам лучше понял мою роль, – пояснил Ангус. Он не сделал ни шагу назад и не отвел взгляд. Райтнова это немного смутило, и он отошел.

– Я починил ровер и добрался на нем.
– Отлично, – улыбнулся доктор. – Спасибо, Алекс. Джо?
– Ну?
– А как вы со Скоттом добрались до военной базы?
– Скотт же уже рассказывал. Что толку это мусолить?
– Мы в-взяли другой ровер и у-уехали на нем, – ответил за него Скотт.

Ангус вежливо поклонился ему, положив руку на сердце.

– Превосходно! спасибо, Скотт. Из ваших ответов я делаю вывод, что я вам никак не мешал и не помогал? Вы добрались до военной базы своими силами, рассчитывая только на свою изобретательность и волю к жизни?

После небольшой паузы все трое опрошенных утвердительно кивнули.

– Следующий вопрос к тебе, Барни.

Поймав на себе его взгляд, Ангус продолжил:

– Вы приняли сигнал бедствия с «Альфы». Затем по радиосвязи вы услышали голос Алекса и повернули на военную базу. Все верно?
– Допустим.
– А как мы все добрались сюда, в «Порт Деметрион»?
– На ровере, очевидно.
– На большом военном ровере, если быть более точным. Позволь задать еще один вопрос – каким образом нам удалось этим самым ровером завладеть?

Доктор смотрел на него и не отводил взгляд. Его поведение очень изменилось, и вместо замкнутого и заумного безумца тот превратился в уверенного в себе дипломата. К тому же, без линз очков его взгляд выглядел еще более прямым и вызывающим. Барни первым отвел взгляд.

– Я вспомнил код от двери. Я увидел его во сне.
– Превосходно, – Ангус три раза хлопнул в ладоши. – Просто замечательно. Могу ли я теперь заявить, что вы сделали все необходимое, чтобы добраться сюда, без моей помощи?
– Да, – коротко ответила Эмилия за всех.
– И главное – согласны ли вы с этим заявлением?
– Да.

Ангус не прекращал улыбаться.

– Как видите, я вам не врал. Я ни разу не обманул вас. Вы живы и находитесь здесь исключительно благодаря собственной сообразительности. Каждый индивидуально и все вы как одна команда.

В помещении воцарилась молчаливая тишина. Вооруженные люди все так же стояли недалеко от входа в командный пункт и все так же смотрели на своего командира, который позволил себе закурить.

– А теперь, коллеги, я хочу вас поздравить. Прежде всего тебя, Джо.
– А? – Рассеянно повернул тот голову.
– Ты сильнее всех жаждал завершения эксперимента, – улыбнулся доктор и окинул всех взглядом. – Поздравляю вас, товарищи. Эксперимент можно считать завершенным.

При этих словах вооруженные люди направились ко входу в командный пункт.

– Чем это пахнет? – Спросила Эмилия, на всякий случай натягивая ворот комбинезона себе на нос.
– Это не поможет, дорогая, – улыбнулся Ангус. – Это газ. Не бойся, вреда он не причинит.

Улыбка начала медленно спадать с его лица, а взгляд резко стал расфокусированным. В следующую секунду колени доктора подкосились, и он упал на пол. Барни бросился к двери, но та была заблокирована.

– Проклятье! – В сердцах крикнул он и ударил кулаком по стене, а затем начал медленно скатываться по ней вниз.

Райтнов не шевелился. Он просто смотрел на остальных и чувствовал… умиротворенность. Не было никакой паники, сердце билось медленнее обычного. Он сделал глубокий вдох и начал считать секунды. Когда он досчитал до двух, упала Эмилия. На трех повалился Айзек.

– Что-то мне… – тоненьким голосом проговорил Скотт и мягко осел на пол. Так и не договорив, он погрузился в сон.

Райтнов досчитал до семи и понял, что теперь и сам лежит на полу. А затем наступила темнота, и больше он ничего не помнил.


Райтнов очнулся в просторном и светлом помещении. Самочувствие было как после качественного наркоза: ничего не болело, но ясности сознания не хватало. Он повернул голову и осмотрелся – он лежал в большом кресле, словно на приеме у дантиста. Руки и ноги его были крепко схвачены ремнями. Помимо него в помещении находились еще два человека.

– Доброе утро и добро пожаловать на орбитальную станцию «Планеты Земля», господин Райтнов, – улыбнулся высокий, коротко подстриженный мужчина в деловом костюме. – Но чтобы не вводить вас в заблуждение, замечу, что «Планета Земля» – это лишь название корпорации, которую я имею честь представлять, а находимся мы по-прежнему на орбите планеты Деметрион.

При этих словах он едва заметно улыбнулся, радуясь удачной, на его взгляд, шутке.

– Ты превосходно поработал, Ангус. – Продолжил он, бросая взгляд на своего коллегу. – За это тебе полагается вознаграждение.
– Спасибо, господин президент.

Человек в костюме поправил галстук, подергал за манжеты рубашки, чтобы они расправились под рукавами пиджака, и начал медленно ходить по помещению, звонко чеканя каждый шаг.

– Господин президент… – задумчиво проговорил он и посмотрел Алексу в глаза. – Наверняка тебе интересно, что значит этот титул?

Райтнов ничего не ответил.

– Рад, что ты спросил, – невозмутимо продолжил «господин президент». – Я – президент уже известной тебе корпорации. Помимо этого, я руковожу высшим советом Объединенного Содружества Земных Государств.
– Что? – Не понял Райтнов. – Что за содружество?
– Ах, да, – президент легонько хлопнул себя по лбу. – Постоянно забываю, что твоя память тебе больше не принадлежит.

Райтнов вопросительно на него смотрел, не в силах пошевелить губами.

– Тогда позволь мне кратко ввести тебя в курс дела. Содружество было создано для представления интересов нашей цивилизации за пределами Земли. В число этих интересов входит открытие новых миров и поиск союзников… то есть партнеров, с которыми можно обменяться технологиями. Ну, или попросту забрать у них эти технологии, но это уже тема другого разговора. – Президент медленно перешел в другой конец комнаты, по-прежнему чеканя шаги. – А ты, Алекс, долгое время являлся нашим сотрудником. Ты был видным и подающим надежды ученым, пока что-то или кто-то не заставил тебя свернуть с правильного пути и совершить все эти ошибки…

Президент остановился и, смотря на одному ему известную точку на стене, задумался, как будто припоминая все те ошибки, которые совершил Алекс.

– Однако, – продолжил он после паузы, – мы решили не терять такого ценного сотрудника, как ты. Более того, ты продолжил работать над своим же проектом, только теперь ты сам выступил как испытуемый.

Райтнов округлил глаза.

– Да-да, Алекс, ты не ослышался, – на губах президента появилась язвительная улыбка. – Именно ты разрабатывал этот эксперимент. Но ты сошел с дистанции, и Ангус любезно согласился взять на себя все те обязанности, которые раньше были возложены на тебя.

Человек в костюме взял новую паузу, давая Райтнову время переварить информацию.

– Так или иначе, – пауза была недолгой. – Свой эксперимент ты успешно завершил. Теперь ты готов.
– Готов к чему? – Выдавил из себя Райтнов.
– Как к чему? К тому, чтобы стать универсальным оружием в руках корпорации, – тень улыбки пробежала по губам человека в костюме.
– Ты будешь таким же, как Барни, – пояснил Ангус. – Но в разы сильнее и выносливее. В этом эксперименте ты проявил себя как лидер. Ты доказал, что достоин стать солдатом в рядах Содружества.

Райтнов опустил затылок на подголовник кресла и посмотрел в потолок. Затем он крепко зажмурился и вновь открыл глаза, но потолок остался прежним.

– Это тяжело усвоить, я понимаю, – продолжал президент. – Но у тебя будет время подумать, пока ты будешь пребывать в стазисе.
– В стазисе? – Райтнов поднял голову.
– Конечно, – невозмутимо ответил президент. – Мы погрузим тебя в стазис, сотрем воспоминания и введем инъекцию... лекарства. Так правильнее это называть. И затем ты заснешь до момента, когда пригодишься нам.
– Я не хочу, – Райтнов почувствовал дрожь в своем голосе.

Ответа не последовало. Райтнов снова откинул голову на подлокотник.

– Что будет с остальными? – Спросил он, глядя в потолок.
– Гордон и Барни тоже готовы и будут в твоем отряде, – ответил президент. – Как в былые времена… – при этих словах он слегка скривил рот. – Остальные, увы, не готовы. Пока что. После непродолжительного сна они отправятся на новую итерацию. Наши инженеры уже приступили к восстановлению баз и готовят новую группу поселенцев. Ангус?
– Да, господин президент?
– Если у Алекса остались еще вопросы, прошу тебя, будь добр и любезно ответь на них. Он теперь часть нашей команды. Мне же нужно заняться более важными делами. С Гордоном и Барни я поговорить уже не успею, поэтому они целиком и полностью на твоих плечах.
– Конечно, господин президент.

Когда дверь за ним закрылась, Райтнов повернул голову и посмотрел доктору в глаза. Они несколько секунд смотрели друг на друга.

– Президент сказал, что Гордон и Барни будут в моем отряде как в былые времена, – сказал Алекс. – Что это значит? Мы уже работали вместе?
– Можно и так сказать. Как упомянул президент, ты занимался планированием этого эксперимента, а Гордон и Барни работали на местах и готовили базы к заселению. Вы периодически пересекались во время осмотров.
– И что было дальше?
– А дальше было самое интересное, – Ангус грустно улыбнулся. – Чем дольше ты работал, тем сильнее руководство погружало тебя в детали проекта.
– И тогда я осознал все ужасы своего творения? – Догадался Райтнов.
– Совершенно верно. Когда ты узнал, что большинство, а может быть, и все колонисты обречены на смерть, ты наотрез отказался сотрудничать. Как и двое твоих товарищей.
– И это все? Мое преступление в том, что я отказался убивать людей?
– А этого недостаточно? – Поднял брови Ангус.

Райтнов удивленно на него смотрел, не в силах выговорить хоть что-нибудь.

– Ты работал на корпорацию, которая имеет множество секретов, и не все ее методы исследований чисты, – терпеливо пояснил Ангус. – Тебе доверили ужасную тайну, которую не может знать ни один простой человек. И ты либо продолжаешь работать, принимая и осознавая все ужасы происходящего, либо становишься не нужен, и тогда от тебя избавляются. Третьего не дано.
– И ты выбрал первый вариант?
– Конечно.
– И тебя это устраивает?

Доктор присел рядом, глубоко вздохнул и поднял очки вверх по переносице.

– Можешь быть со мной откровенен, – съязвил Райтнов. – Я все равно ничего не запомню. Хотя, могут запомнить «жучки», которых, наверняка, полно в этой комнате, а может, и в нас самих.
– Об этом я уже позаботился, – загадочно ответил Ангус, а затем бросил взгляд на собеседника. – Нет, Алекс, меня это не устраивает. Но я достаточно умен, в отличие от тебя, чтобы не идти открыто против могущественного врага. Каждого из нас можно легко заменить – вот тебя, например, заменили, и что? Ты спас всех тех людей, которые погибли на «Альфе»? На других станциях? А?
– Нет, – после недолгого молчания ответил Алекс. – Не спас.
– И сам мог оказаться среди них, – закончил за него Ангус. – Ты слишком глуп и честолюбив. А если бы ты был умнее, то помог бы мне организовать сопротивление изнутри, из рядов корпорации. Но ты выбрал другой путь.

Алекс не сводил с доктора глаз. Теперь он казался каким-то другим. По-прежнему ничем не примечательным с виду, но какая-то угроза чувствовалась в его образе.

– Кто ты? – Спросил Алекс. – Ты хочешь организовать сопротивление?

Но Ангус лишь встал и молча подошел к расположенному неподалеку столу.

– Мне жаль, Алекс, – тихо произнес он. – Мне правда жаль.
– Кто ты такой? – тихо повторил Райтнов.

На несколько секунд повисло молчание. Ангус застыл, будто собираясь с мыслями.

– У тебя остались какие-то ко мне вопросы? – Он все-таки решил проигнорировать вопрос.

Райтнов раздраженно фыркнул.

– А смысл? Я все равно забуду все ответы.
– Забудешь, – согласился доктор. – Но кто знает… может, когда-нибудь ты их вспомнишь.

Он взял со стола шприц-пистолет и поднес к шее Алекса.

– Сейчас я погружу тебя в сон, – сказал он. – Больно не будет, а через несколько секунд ты заснешь.

Алекс почувствовал холодное прикосновение металла к шее и приятную прохладную жидкость, вводимую в артерию. Он начал чувствовать легкую эйфорию, как будто получил дозу наркотика.

– Когда ты очнешься, – голос Ангуса доносился откуда-то издалека, – Джим введет тебя в курс дела. Надеюсь, на этот раз ты не будешь поступать опрометчиво и наконец поможешь нашему Движению. А теперь спи, набирайся сил… Брат.

Райтнов хотел что-то спросить, но губы его не слушались. Он смотрел в лицо доктора, которое быстро растворялось в темноте, не в состоянии произнести ни слова.

– Наконец-то я тебя отсюда вытащил, – прошептал Ангус, но Райтнов этого уже не слышал.

Далее – Эпилог

comments powered by Disqus