01/03/2019

Эпилог

Сквозь пелену вязкого тумана Райтнов начал различать какой-то шум, который доносился будто из глубин его сознания и с каждым мгновением принимал все более отчетливые очертания. Вскоре шум этот начал отдаленно напоминать человеческий голос, и Райтнову на мгновение показалось, что он слышит свое имя.

– Проснулся, наконец, – мягко сказал голос, когда тот слегка поморщился и простонал. – Хорошо себя чувствуешь?

Райтнов пробормотал что-то нечленораздельное, не открывая глаз, но этого оказалось вполне достаточно для того, чтобы ответ был расценен как положительный.

– Вот и отлично, – голос зазвучал веселее. – Можешь умыться и переодеться, а затем выходи к нам.

Райтнов услышал отдаляющиеся от его кровати шаги и хотел было что-то спросить, но язык все еще не слушался. А затем голос, будто прочитав его мысли, уточнил:

– По стрелке направо. Тут не потеряешься.

Через секунду послышалось легкое шипение двери.

Алекс с трудом открыл глаза и осмотрелся. Он находился в тесной комнате, однако, тут было все необходимое для одного человека: спальное место, небольшая тумба для личных вещей, шкаф для одежды и крошечная душевая кабина.

Райтнов сел на кровати и почувствовал при этом странные и неприятные ощущения – его тело как будто ему не принадлежало. Оно по-прежнему выполняло команды, исходящие из мозга, но как-то нехотя, заторможенно. Приложив еще некоторые усилия, Райтнов встал. В глазах слегка потемнело, поэтому ему пришлось облокотиться рукой о шкаф, чтобы не упасть. Когда самочувствие улучшилось, он опустил глаза вниз и убедился, что на нем надета та же униформа, что и раньше. Факт того, что во время сна никто не трогал и не переодевал его, слегка успокоил Алекса.

Скинув с себя униформу, он неуверенной походкой направился к душевой кабине. Вода была прохладной, но не холодной. Температура была приятной, и мало-помалу Райтнов начал вновь обретать контроль над своим телом. Несколько минут Алекс просто стоял под струей воды и наслаждался этим ощущением. Сонливость наконец начала проходить, уступая место ясности сознания.

Райтнов выключил воду и нажал на кнопку с надписью «Сушка». Кабинка слегка загудела, и через секунду начала обволакивать его мощными потоками теплого воздуха. Выйдя наружу, Алекс направился к шкафу и достал из него всю необходимую одежду. Новая униформа представляла из себя обычный комбинезон научного сотрудника без каких-либо отличительных признаков. На груди красовался логотип корпорации «Planet Earth», такой же, как и на стоявшем в Порте челноке.

Алекс сел на кровать и попытался вспомнить все, что с ним произошло. К его удивлению, воспоминания всплывали в сознании довольно легко. Он помнил их поездку на ровере и то, что случилось после. Он также помнил разговор с Ангусом и загадочным человеком, которого тот называл господином президентом. Он помнил все, что произошло с ним с того самого дня, как он очнулся от сна на Альфе чуть более трех месяцев назад. Вопреки словам Ангуса, воспоминания не покинули его. И почему Ангус назвал его братом?

Хлопнув себя по коленкам, Райтнов встал и направился к выходу из капсулы. Дверь с мягким шипением ушла в сторону, и на стене напротив он увидел стрелку направо с надписью «Капитанский мостик». Недолго думая, он направился в указанном направлении.

Судя по всему, судно было совсем крошечным, потому что до двери в конце коридора было не более тридцати шагов, и мостик находился сразу за ней. Вокруг голограммы в центре помещения расположились три человека и что-то бурно обсуждали, и Райтнов облегченно вздохнул, потому что двое из них были ему знакомы. Третьего, невысокого и коренастого мужчину, он никогда не видел.

– Ну ты и соня, – радостно заявил Барни, направляясь в сторону товарища и протягивая руку. – Мы уже час, как обсуждаем дела.
– Рад вас видеть, ребята, – Райтнов почувствовал учащенное сердцебиение и вспомнил слова Ангуса. – Выходит, сопротивление и правда существует? Мне это не приснилось?
– Как видишь, – Барни обернулся и окинул взглядом мостик. – Оно насчитывает целых четыре человека, ну или пять, если считать Ангуса.
– Ну ты-то за двоих сойдешь, – улыбнулся Гордон.
– Ого… – Райтнов хотел саркастически удивиться, но в его голосе послышалось лишь разочарование. – Всего пять… шесть человек? А где Ангус?

Коренастый подошел поближе и широко улыбнулся.

– Барни, как обычно шутит, – сказал он мягким голосом, и Райтнов сразу его узнал. – Нас много, мы повсюду. Но нам нужно действовать с умом, если мы хотим победить корпорацию. Ангус находится на очередной итерации, на Деметрионе. Кстати, я Джим.
– Очень приятно, – Райтнов пожал протянутую руку и растерянно перевел взгляд на иллюминатор. В крошечном окошке поместились миллионы звезд и созвездий, и Алекс не мог оторвать от него взгляд.

– Что ж, давайте введем нашего товарища в курс дела, – предложил Джим. Он создавал впечатление человека, не любящего тратить время впустую и разбрасываться словами. – Время играет против нас, скоро базы отстроят заново и запустят новых поселенцев.

Вчетвером они расположились у голограммы, на которой отображалась база «Альфа». Целая и невредимая.

– Как и в прошлые разы, первой нападению подвергнется база Альфа, – сказал Джим, а затем поднес кулак к подбородку, и его лицо приняло задумчивое выражение.

Райтнов удивленно на него посмотрел.

– Даже не так, – продолжил тот после паузы. – Начнем с самого начала. Как вам уже известно, есть корпорация, на которую мы все некогда работали. Вы трое, – Джим обвел взглядом остальных, – в один момент стали ей неугодны. Начали задавать вопросы, и вообще стали думать больше положенного. Увольнять вас, по понятным причинам, было нельзя, но и на работе толку от вас не было. Продолжать?
– И поэтому нас просто направили на эксперимент, который мы сами же и готовили. – Закончил за него Барни.
– Именно так. Целью эксперимента, как вам опять-таки известно, было что?
– Тестирование… меня? – Предположил Барни.
– И да, и нет, – Джим упер руки в бока и посмотрел на него снизу вверх. – Конечно, необходимо было посмотреть на тебя в действии. А еще надо было отобрать выживших, посмотреть на то, как они действуют сообща. С целью затем всем выжившим вколоть ту же таблетку, что и тебе, а затем поместить всех в стазис до лучших времен.
– Что за времена такие? – Не понял Алекс.
– Ну когда вы пригодитесь, чтобы подавлять восстания, например, – пояснил Джим. – Или для борьбы с инопланетянами, если они вообще существуют. Короче, для грязной работы. Ну а там, само собой, вам снова прочистят мозги и дадут ясные и понятные инструкции. В общем, корпорация собирает себе армию элитных бойцов. Вот вы трое должны были ими стать.

Джим по очереди изучил лица каждого из троих «бойцов» и, убедившись, что на них нет следов непонимания, продолжил.

– Такие вот дела. А наше Движение хочет разрушить всю эту монополию и прекратить эти манипуляции человеческим сознанием. В шутку мы себя называем борцами за права человека, хе-хе.

Взгляд Райтнова снова приковался к миллионам звезд, сосредоточенным в окружности иллюминатора.

– Про ваше прошлое мне ничего не известно, – между делом продолжил Джим. – Знаю только то, что уже сказал – вы начали много думать, и вас прижали. А теперь давайте вернемся к эксперименту, если вопросов нет.

Вопросов не было, поэтому Джим продолжил:

– Включая ваш, было уже два эксперимента. Первый полностью провалился, потому что титаны уничтожили всех поселенцев «Альфы» в первую же ночь. На вторую ночь то же самое произошло с «Дельтой».
– А когда стартует третий эксперимент? – Спросил Райтнов.
– Через несколько недель, когда восстановят базы. Сейчас орбитальная станция вновь покрыла все куполами, так что титаны не сунутся раньше времени. Когда ремонт завершится, запустят новых поселенцев. Им дадут ровно три месяца, чтобы обжиться и наладить контакты, а затем купол снимут. Ну, а что дальше, вам уже известно.

Райтнов скрестил руки на груди и начал мерить комнату шагами, как будто это помогало ему лучше структурировать свои мысли.

– Айзек и Эмилия снова отправятся на эксперимент, – задумчиво проговорил он. – Как и Джо со Скоттом.
– Как и еще пара сотен человек, – заметил Джим. – Нам надо спасти их всех. Начнем с этого.
– А дальше? – Поинтересовался Барни.
– А дальше... – в глазах Джима блеснул огонек. – Дальше будем строить планы по срыву других экспериментов корпорации. Их у нее великое множество. Но начать нужно с малого, и я считаю, что спасти новых поселенцев нам вполне под силу. Корпорация не знает о Движении, поэтому на нашей стороне преимущество.
– А как мы будем спасать поселенцев?
– На орбитальной станции есть наши люди, – ответил Джим. – Ангусу пришлось приложить немалые усилия, чтобы они там появились.
– И они задержат купол?
– Не совсем. Задержим купол мы с вами.

Гордон и Барни переглянулись, и на лице каждого из них медленно начали появляться улыбки.

– Работенка как раз по вашему профилю, – подмигнул им Джим. – Наши соратники на станции слегка поковыряются в базах данных и заведут внеочередную проверку. Проверки случаются время от времени, так что весь персонал давно к этому привык, и никто не обратит на нее особого внимания.
– А инженерами и контролерами будем мы с вами? – Закончил мысль Райтнов.
– В точку. Наш корабль тоже не вызовет никаких подозрений, так как формально принадлежит корпорации. Ангус все тщательно продумал.

При этих словах Джим посмотрел на Райтнова, и тот вспомнил слова Ангуса о том, что против корпорации нельзя действовать открыто. Каждый шаг необходимо было детально продумывать.

– Мне нравится план, – кивнул Гордон. – Но остался один вопрос.
– Я слушаю тебя, Гордон, – повернулся к нему Джим.
– Если нам удастся всех спасти, то как мы заберем их с Деметриона? Это тоже продумано?

Джим почесал подбородок и улыбнулся.

– Скажем так, мы думали об этом. Нам необходимы грузовые корабли.
– То есть, их сейчас нет? – Спросил Барни.
– Их сейчас нет, – подтвердил Джим, но голос его не выражал никаких сомнений в том, что это вскоре изменится. – Но это вопрос времени. Нам в любом случае необходимы корабли, чтобы перемещаться в космосе. Наше Движение растет день ото дня, и каждый из нас в той или иной степени прорабатывает этот вопрос. Насколько может.

Джим немного помолчал, а затем развернулся и направился к панели управления, чтобы что-то проверить. Райтнов последовал за ним.

– Джим, – шепнул он, когда они отошли на несколько шагов.

Дождавшись, пока собеседник к нему повернется, Райтнов продолжил:

– Это правда, что мы с Ангусом братья?
– Конечно, – Джим положил руку ему на плечо. – Это правда, Алекс. Вы родные братья. И Ангус очень просил передать, чтобы в этот раз ты был достаточно осмотрителен для того, чтобы ему не пришлось вновь доставать тебя с Деметриона.

При этих слова Райтнову стало слегка не по себе. Он вдруг почувствовал, что может быть гораздо более полезен для людей здесь, в рядах Движения, чем среди поселенцев.

– Ты нужен нам, Алекс, – рука Джима сжалась сильнее на его плече. – Нам нужна твоя соображалка. Пока Ангус там, в полях, роль лидера Движения ляжет на тебя. Ты должен быть рассудителен.
– Я обещаю, – кивнул Райтнов, ощущая неведомое ему до сих пор чувство. Чувство ответственности за жизни сотен других людей.

Джим улыбнулся и кивнул в ответ.

– Эй, ребята, – крикнул Барни. – А ведь поселенцы тоже будут с отключенной памятью? Что, если они не захотят к нам присоединиться?
– А куда им деваться, – пожал плечами Джим. – У нас есть личные дела каждого из них. Когда они их прочтут и узнают, что корпорация планировала с ними сделать, они ее возненавидят.

На несколько мгновений повисла тишина, которую сам Джим и нарушил.

– Запомните мои слова, Соратники, – гордо произнес он. – Все мы – люди без прошлого. Нас это объединяет. Но нас также объединяет и кое-что еще. Все мы – люди с большим будущим.


Айзек медленно открыл глаза и увидел белый потолок, расчерченный тонкими параллельными полосками черного цвета. Сознание медленно, словно нехотя, возвращалось к нему, но почему-то Айзек никак не мог вспомнить, где он находится и как сюда попал.

Он повернул голову влево, затем вправо и понял, что лежит в какой-то капсуле. Айзек приподнялся на локтях, и, превозмогая неожиданно появившиеся в грудной клетке неприятные ощущения, сел. В голову вдруг ударил неожиданно сильный болевой импульс, и Айзек поморщился.

– Доброе утро, Айзек, – прозвучал приятный женский голос.

Рядом с капсулой стояла молодая девушка, одетая в белую униформу научного сотрудника. На губах ее играла улыбка.

– Добро пожаловать на планету Деметрион! – Продолжала девушка. – Я являюсь вашим виртуальным помощником и отвечу на все Ваши вопросы. Но прежде, позвольте мне ввести Вас в курс дела и рассказать, зачем Вы здесь.

Айзек с удивлением на нее смотрел, но пересохший язык не позволял задавать вопросов.

– Если Ваше самочувствие оставляет желать лучшего, то не переживайте, – улыбка не сходила с губ помощницы. – Это последствия гибернации, в которой Вы пробыли ровно месяц. Справа от себя Вы обнаружите сосуд с восстановительным раствором – примите его, и Вам станет лучше.

Айзек повернул голову в указанную сторону. Из круглого отверстия рядом с его рукой выдвинулась небольшая бутылка с прозрачной жидкостью, похожей на воду. Он отвинтил крышку и сделал маленький глоток. На вкус раствор тоже не особо отличался от обычной воды, и Айзек жадно допил все содержимое бутылки. Эффект начал действовать практически моментально – как минимум, теперь язык его слушался.

– Почему я ничего не помню?
– Вы помните. Но эти воспоминания спрятаны в глубинах Вашего подсознания, и Вашему мозгу потребуется некоторое время, чтобы вновь получить к ним доступ. Обычно процесс восстановления памяти занимает от одного до трех дней.

Эффект от принятого раствора продолжал набирать силу. Айзек помассировал глаза, размял шею и бросил взгляд на голограмму.

– Что мне дальше делать? – Спросил он.

Девушка улыбнулась еще шире и слегка наклонила голову.

– Инструкции предельно просты, но, перед тем, как я их озвучу, позвольте задать вопрос: Вы помните, какова Ваша специализация, и чем Вы занимались на Земле?

Айзек на минуту задумался.

– Ну-у, – неуверенно протянул он, – кажется, я был биологом. – Затем его голос начал звучать уже увереннее. – Да, точно, я занимаюсь биологией. Я изучаю и каталогизирую виды существ, которых мы находим на разных планетах.
– Вы демонстрируете превосходные результаты, – казалось, что если голограмма улыбнется еще шире, то ее разорвет. – Вы уже начали вспоминать важные детали. Целью Вашего прибытия на планету Деме…
– Да я уже понял, – перебил ее Айзек. – Исследовать виды, обитающие на этой планете.

Виртуальная помощница на секунду замерла, как будто выискивая в своей программе правила поведения в ситуациях, когда ее перебивают и рассказывают что-то за нее.

– Вижу, Вам уже лучше, – продолжила она затем. – Не буду отнимать Ваше время далее – обо всем остальном Вам расскажет руководитель экспедиции. Он уже ждет вас в аудитории с приветственной речью. Вы можете выйти из Вашей ячейки и проследовать по синим указателям – остальные колонисты тоже будут там присутствовать.

С этими словами голограмма исчезла, а дверь ячейки открылась. Айзек выбрался из капсулы и сразу же потянулся, разминая затекшие суставы. Он осмотрелся вокруг – кроме самой капсулы в крохотной ячейке не было совершенно ничего, – а затем опустил взгляд и осмотрел свою одежду. На нем была белая футболка и мягкие белые штаны. Обуви никакой не было, но полы были выполнены из приятного материала и были комфортной температуры, поэтому этот факт не доставлял никаких неудобств. Айзек поднес правую руку к лицу и ощупал подбородок и щеки – за месяц он успел обрасти той несуразной и клочковатой бородкой, которая ему так не нравилась. «Скорей бы побриться» – подумал он и шагнул наружу.

Он попал в большую круглую комнату, и по всей ее окружности одна за другой начали открываться двери, из которых появлялись удивленные физиономии. Часть людей уже стояла в центре комнаты и озиралась по сторонам. Все были одеты одинаково.

Дверь по соседству с легким шипением отворилась, и наружу вышла симпатичная девушка, которая сразу приглянулась Айзеку. Она была чуть ниже его, а черные волосы волнами спадали на ее плечи и спину.

– Привет, – улыбнулась она, когда их взгляды пересеклись. – Я Эмилия.
– Айзек, – тот улыбнулся в ответ и мысленно проклял торчащие в разные стороны клочки бороды. Теперь уже наверняка не получится произвести положительный эффект на собеседницу.
– Милая бороденка, – улыбнулась Эмилия вопреки ожиданиям Айзека, и он слегка смутился.

Его внимание вдруг привлек высокий и могучий мужчина, внешне чем-то напоминающий обезьяну. Его лицо было покрыто непроглядным слоем черной щетины, которая росла равномерно и практически от самых глаз. Предплечья тоже были покрыты внушительным количеством темных волос.

– Эй, коротышка, – прогремел гигант, обращаясь к невысокому и полноватому колонисту, который стоял неподалеку.
– П-привет, – быстро сказал тот и на всякий случай сразу представился: – Я С-скотт.
– Очень приятно. Но я буду звать тебя Лилипутом, если ты не против.

При этих словах он внимательно посмотрел на собеседника, ожидая ответа.

– Не п-против, – пожал плечами тот. – А тебя как зовут?
– Я Джо. Но ты можешь называть меня просто Джо, если обиделся на Лилипута. Ты откуда будешь?
– Я из ме-механиков, – гордо поднял голову Скотт.
– О, свой братишка, – растянулся в улыбке Джо. – Будем с тобой вместе строить космические корабли. Или тебе больше по душе огнеметы на колесах, чтобы выжигать всякую нечисть?

Ответа Скотта Айзек так и не услышал, потому что они начали отдаляться.

– Колоритные ребята, – слегка поежилась Эмилия. – Ты что-нибудь помнишь?
– Вроде как я тут биолог, – Айзек почему-то начал смущаться и краснеть. – Буду вносить в каталоги местную живность.
– А я по части психологии. Так что, если устанешь от живности и захочешь пообщаться с людьми, заходи, – подмигнула ему Эмилия. – Правда, я еще не знаю, где здесь мой кабинет.
– Обязательно зайду, – Айзек подмигнул в ответ. – Пойдем в аудиторию?

Вместе они направились вдоль синей линии к одной из дверей, которая была шире остальных. Она вела в прямой и довольно широкий коридор без ответвлений. Заканчивался он входом в большую квадратную комнату, которая, судя по всему, и являлась аудиторией. За трибуной уже стоял человек в очках и в темно-серой униформе научного сотрудника. У него было худощавое лицо, а волосы аккуратно уложены на левую сторону. Было сложно определить его возраст по внешнему виду, но навскидку ему можно было бы дать лет 30-35.

Айзек обернулся и только тогда заметил, что по обе стороны от входа в аудиторию стоят люди в черной военной униформе и, не спуская глаз и практически не моргая, смотрят на человека за трибуной.

Спустя пять минут все колонисты уже находились в аудитории. Эмилия решила протиснуться в первые ряды и потянула Айзека за собой. Приветственная речь вот-вот должна была начаться, и, несмотря на большое количество людей, в помещении царила практически полная тишина. Взгляды были прикованы к одному-единственному человеку.

– Я рад вас приветствовать, друзья! – Наконец сказал он, поправляя очки. – Мое имя Ангус.

Он на секунду осекся и едва заметно переменился в лице. Эмилия вопросительно глянула на Айзека, но тот лишь пожал плечами.

«Я назвал этих людей друзьями», – подумал Ангус и удивился этой мысли. Он обвел собравшихся взглядом и вдруг понял, что впервые не соврал. Все эти люди – теперь его друзья, даже несмотря на то, что большинство из них ему незнакомо.

Ангус долго репетировал свою речь, но теперь не мог выдавить из себя ни слова, будто нерадивый студент на экзамене у сурового преподавателя. Его взгляд прыгал с одного лица на другое, и Ангус все яснее и отчетливее понимал всю сложность своей задумки.

Но, когда его взгляд выцепил из толпы знакомые лица, его сомнения окончательно развеялись. Теперь, когда Райтнов, Гордон и Барни – ударная троица, которая должна была служить Корпорации, будет ей противостоять, у Движения действительно появилась надежда. Ангус смотрел на Эмилию и не мог отвести взгляд от ее глаз. Она его не помнила, но ободряюще кивнула и улыбнулась ему, как будто понимая, как он волнуется.

Ангус улыбнулся в ответ. Он верил в то, что на этот раз все получится.

comments powered by Disqus